Category: it

Category was added automatically. Read all entries about "it".

старина

Винда

Скажите, а опасно ли брать винду из интернета, т.е. качать дистрибутив с трекеров? Там никаких неприятных закладок я не нахватаю? Мне 7-я нужна.
старина

Вопрос о программистах

Вот такая проблема: Что есть с социально-профессиональной точки зрения программисты. Это, очевидно не ученые, ибо ученые заняты открытием законов (природы и общества). Так что стоит вопрос, рабочие ли это или инженерный корпус.

По содержанию труда. Если они заняты трудом, связанным с творческим применением законов природы в практических, производственных целях, - то это инженеры.

Если они заняты трудом по обслуживанию машин, являясь не более чем живой частью этих машин (машины не обязательно должны быть из железа – программы тоже могут выступать как машины, с помощью которых делается конечный продукт). Измерим ли адекватно труд программиста рабочим временем или нет? Соответственно можно ли программиста эксплуатировать как рабочего и работает ли по отношению к его труду закон стоимости?

А может быть и в среде программистов есть деление на инженеров и рабочих?

Я, к сожалению, не знаю специфики труда программистов, но при этом хочу заметить тем, кто возьмётся ответить на мои вопросы.

Попытайтесь быть объективными! Очевидно, труд рабочего сегодня имеет низкий престиж. А труд программиста куда более престижен. Поэтому чисто по психологическим причинам программист скажет о себе, что нет, я не рабочий. Но все же попробуйте это психологическое давление учитывать.

p.s. Есть еще вариант. Может быть это аналог ремесленников, или такая эпоха в развитии программирования уже прошла?
старина

Вопрос

Уважаемые IT специалисты. У меня маленький вопросик, - может, кто знает?
На компе стоят два винта. На каждом винте самостоятельно установлен виндоус.
Сейчас, что бы переключиться с одного на другой мнее приходится руками на винтах переставлять фиговинку. В зависимости от этого ком видит как мастер нужный мне винт и нужную операционку.
Возможно ли сделать так, что бы выбор мастера определялся из BIOS, или иными программными средствами и мне не приходилось бы каждый раз лазить руками в компе?
старина

(no subject)

Кстати, по поводу доменной организации хочу заметить еще одно. Домены затрудняют миграцию населения в России. Когда удивляются, почему де русские не снимаются легко с места и не переезжают туда, где работа есть, необходимо помнить, что человек, переезжая, вынужден оставлять свой ближний круг, свой домен, свой мир «теплых» отношений и когда еще он вступит в подобные отношения на новом месте. Так что с учетом подобной ситуации следует корректировать миграционную политику в России. Учитывая, что для внутренних миргаций наиболее привлекательными являются столицы, в первую очередь Москва, можно предположить, что для Москвы действует некий отрицательный отбор. Туда едут люди, не имеющие плотных связей со своими доменами, одиночки, не сумевшие встроиться в структуру русского социума, и, потому, в конечном счете, нерусские люди – нерусь (к национальности это отношения не имеет). Я, конечно, не говорю об урожденных москвичах, да и приезжие далеко не все таковы, ибо некоторых вынуждают обстоятельства, кого-то служба и т.д., но тенденция есть. Эти люди чужды сущности русской культуры, ее основному отношению и не понимают его. Более того, они враждебны этому отношению, и по признаку названной чуждости и враждебности кучкуются. Так воспроизводится (сегодня расширено) тот «другой», «чужой» народ, который сегодня противостоит русскому народу и захватил власть.


старина

О русской культуре, нации, гражданском обществе и доменах. Ч.3.

Доменная структура общества определяет чрезвычайную его стойкость перед лицом любых внешних культурных влияний. Существует понятие «социально одобряемого поведения». Суть его в том, что некоторых действий социум от меня ожидает, и одобряет их, даже вознаграждает, когда я их исполняю, а некоторые наоборот осуждает и карает за них. Специфическая черта современности заключается в том, что социальное одобрение и осуждение превратились в технологии, которыми успешно владеют те или иные элитарные группировки, воспитывая у людей нужные им стереотипы поведения. Индивидуум, атомарный, одинокий человек практически бессилен перед технологической мощью современных СМИ, иных инструментов технологического воздействия. Но русский человек, член своего домена более-менее защищен, ибо социальное одобрение он воспринимает в первую очередь как одобрение близких (членов домена). Именно их мнение, их одобрение и осуждение для русского человека наиболее важно. Слава Богу, СМИ пока не научились пролезать в ближний круг. И тут мы замечаем необычное явление, проявляющееся в русской культуре, а именно разделение мнения, осознанной позиции и действия. Дело в том, что мнение по тому или иному вопросу часто вполне успешно формируется СМИ, а вот действие определяется, как я и говорил, социальными ожиданиями, действующими обычно на бессознательном уровне, и эти социальные ожидания исходят от членов домена. Таким образом, русский человек, имея вполне определенные сознательные убеждения, зачастую будет действовать наперекор им, в соответствии с социальными ожиданиями близких. Тут еще надо обратить внимание на то, что сегодня социальные ожидания и мнения противоречат друг другу очень часто. Дело в том, что как я писал выше, основания, на которых складывается домен, совершенно созвучен стержневым основаниям русской культуры и коренным образом противоречит навязываемой культуре индивидуализма. И чем более во «внешнем» мире отношения людей ощущаются «нечеловеческими», жестокими, не справедливыми, чем более усиливается отчуждение в обществе, как таковом, тем более домен становится «крепостью духа» и крепостью русской культуры. В России сегодня и солидарность, и справедливость отступили на уровень этой первичной группы, но тем самым живы. Домены – трансляторы архетипов русской культуры и в их крепости надежда, что мы переживем и эти, злые времена.

Мировоззрение русского человека в процессе разложения традиционной общины не претерпело таких катастрофических изменений, каковые случились у человека западного в эпоху падения традиционного (донационального) общества Запада. Русский человек не атомизировался, не стал элементарным телом в пространстве (space), а остался частью органистически организованного космоса (по-гречески и мир, и порядок). В определенном смысле внешний, мировой космос-порядок отражает космос описываемой квазиобщины – домена. Каков же порядок домена?

Во-первых, домен организован. Это именно органистический (а не механический) порядок, в котором каждый его член движется по своей орбите, в сложном взаимодействии согласованной с орбитами других.

Во-вторых, общность людей, включенных в домен не может быть описана, как, например, сообщество равных (или неравных), структура частиц, подчиненных правилу (норме). Каждый в домене осознается и признается как самостоятельная, особая индивидуальность (не индивидуум). Именно потому, что домен построен на основаниях диффузного, а не конкретного общения, его члены не могут быть уравнены, и описываться терминами равенства (и неравенства соответственно), ибо говорить о равенстве (или неравенстве) можно по тому или иному качеству. Например, в сообществе любителей шахмат (собранному по принципам конкретного общения), можно ранжировать членов по уровню игрового мастерства. Но в домене, подобный подход не применим в принципе, как нельзя сравнивать белое и горящее, длинное и мягкое.

В-третьих, несмотря на вышесказанное, домен иерархичен, правда, по-особенному. Иерархия в домене устанавливается по принципу, «кто тянет, на том и едут», но если в современном повседневном мире названная поговорка носит иронический оттенок, то в структуре домена подобные отношения вполне серьезны, и их имеет смысл оценивать, учитывая вышеприведенные слова Флоренского: «Получать от полноты - легко: это значит жить на чужой счет. И давать от полноты нетрудно. Получать же полноту трудно, ибо нужно сперва принять самого друга и в нем найти полноту, а друга нельзя принять, не отдав себя; давать же себя трудно».

Тот, кто больше дает, кто более в состоянии отдавать себя, тот и в состоянии больше получить, и он же в иерархии группы – домена занимает даже не высокое, а скорее  более центральное место, является ядром домена. Ксения Касьянова заметила, что нормы подобного, диффузного общения напоминают нормы общения духовный учитель – ученик в православной монашеской традиции.

Необходимо отметить, что отношения в среде домена построены по принципам дара (отдаривания) а не эквивалентного обмена. И имеют соответственно те специфические черты, что присущи дару. Даримое, в отличие от продаваемого всегда индивидуально, ибо не уравнено и тем не унифицировано меновой стоимостью. Даримое всегда непосредственно связано с дарителем, неотъемлемо от личности последнего. И даримое всегда связывает того, кто дарит, и того, кто принимает дар, ибо в отношении дара нет места этике «я оплатил и ничего никому не должен». Так внутренний эрос домена противостоит танатосу навязываемой либеральной, меновой идеологии. Впрочем, по поводу философии «дара» я отошлю читателя к работам Александра Сергеевича Панарина, в первую очередь к работе «Православная цивилизация в глобальном мире», глава «Дарение и бытие». Замечательное повествование, советую, только что в процессе чтения желательно фильтровать тот антисоветский вздор, который (болезнь эпохи) пробрался и в сознание замечательного мыслителя.

Еще раз хочу обратить внимание! Макрокосм отражает личностный микрокосм, поэтому, если мы хотим понять идеальный порядок, желаемое для русского человека в сфере общественной организации, сфере сосуществования народов и т.д. и т.п., то должны разобраться в его идеалах на уровне личностного, непосредственного общения. Если человек запада описывает мир своего личностного окружения в терминах равенства – неравенства, согласования или конфликта интересов, то и их макрокосм (хотя данный термин натянут, ибо мир для человека запада не космос, а spece – пространство), их видение политических, национальных и т.д. проблем излагается на том же языке.

Итак, вернемся к нормам, по которым русский человек строит свой «дом духа», свой домен, и посмотрим, как эти нормы находят выражение в идеальных представлениях русских об организации общества и мира.

Во-первых, как и домен, мир в русской культуре не является пространством, пустой системой координат, в которой действуют равные индивиды (и не важно, идет ли речь о людях, или, например, о народах на мировой арене). Русская культура понимает мир как органистический космос, как сложный, взаимозависимый порядок, в котором его элементы, каждый, обладает особенностью, каждый элемент неповторим и играет роль в гармонии космоса. Взаимоотношения элементов в такой (космической) системе не могут принципе быть описанными в терминах равенства – неравенства. Нельзя, например, сказать, что все народы – равны, впрочем, столь же глупо утверждение, что народы – не равны. Зачастую почему-то забывают, что равенство – эквивалент взаимозаменяемости.

В определенном смысле можно сказать, что народы равны в одном, в своей особенности, своей неповторимости.

Мне возразят, что Запад успешно подхватил идеал «Цветущей сложности», но вполне апологет Западной культуры, Дж. Александер удрученно замечает, что вся разрешенная «цветущая сложность» сводится к этническим пляскам в свободное от работы время, или к элементам туристической индустрии. На самом деле Запад жестко, если не сказать жестоко требует унификации. Ведь  равенство невозможно без унификации. Вообще надо заметить, что даже понимание равенства в России и на Западе различно. На Западе равенство – это равенство в тех или иных правах, не более. Когда же приходится демонстрировать факты вопиющего неравенства, Запад вас просто не поймет. Он скажет, что аутсайдеры имели те же права, что и победители, такова жизнь.

В русской же традиции понимание равенства ценностно нагружено, неразрывно связано со справедливостью. Не эффективностью, не конкурентоспособностью, а именно справедливостью, термином, который с большим трудом находит себе место в фразеологии Запада. Далеко не только как курьез нужно воспринимать историю, когда «совет руководства Демократической партии при Билле Клинтоне без обиняков призвал единомышленников убрать само слово справедливость из политического словаря, заменив его понятием экономический рост» (Майкл Зукерман). Русское же равенство по справедливости, это равенство в гармонии, равенство, как право на свое место в космическом порядке.

Адекватны мировосприятию и исторические практики. Вспоминая известную дефиницию о России, как о тюрьме народов, Вадим Валерьянович Кожинов подмечал, что в этом случае Европу и США необходимо назвать «кладбищем народов». Я, конечно, далек от дугинского экстремизма, отрицающего за русскими этническую общность, как государственнообразующее тело, но нельзя отрицать, что множество малых народов, племен, этнических групп не были ни уничтожены, ни ассимилированы, и нашли свое место в русском мире.

Отношения народов, государств в идеале для русского человека, должны представлять собой гармонию, основанную на справедливости.

В чем же она?

Иерархия народа в государстве, государств в мире по справедливости должна быть основанная на том же принципе, на котором построена иерархия домена. Впрочем, не только домена, но и русской традиционной общины. Право на «стул во главе стола» определяется способностью давать. Это, несомненно, патриархальный взгляд, но именно так организована для русского сознания иерархия космоса.

Т. Шанин, рассматривая события русской революции, обратил внимание на иерархию в русской крестьянской общине. Удивительно, но основным влиянием в общине пользовались не самые богатые, те же кулаки, и не бедные – бобыли, а именно крепкие мужики середняки. Основой их влияния, по мнению ученого, была способность тянуть основное общинное тягло (надо помнить, что долгое время в отношениях государства и общины господствовала круговая порука). Ровно так же обстоят дела в отношениях среди членов домена. Именно такой принцип иерархии справедлив с точки зрения русского человека и в международных отношениях.

В рамках СССР русские обосновано (по их мнению) предполагали за собой то самое место «во главе стола» именно потому, что русские тянули основное государственное тягло. Точкой, куда били разрушители СССР был именно вопрос справедливости (а вовсе не шкурный интерес). Утверждали, что хотя русские и тянут воз, от достойного по справедливости места патриарха их оттерли (кто именно, неважно, евреи, грузины, еще кто-то). Что русскими пользуются и тем живут за русский счет. Впрочем, и совсем недавно слышал крик души, когда вполне себе националист мне заявил, что он вовсе не хочет лишать другие народы тех или иных прав, репрессировать, но хочет, что бы нас всего лишь УВАЖАЛИ! Что бы нам были БЛАГОДАРНЫ!

Подобный взгляд чужд западной конкурентной ментальности, где право на лидерство дает способность брать, а не способность давать. Именно в этих особенностях русской национальной психологии нужно искать корень той обильной помощи со стороны СССР «братским партиям» и «братским народам», той ситуации, в которой «метрополия» кормит «колонии» (хотя сами термины метрополия и колонии к ситуации малоприложимы). Впрочем, с другой стороны именно элитам, власти, следовало бы понимать, что другие народы могут видеть мир совсем иначе, отлично от русского народа, и понимать дар как дань. Впрочем, это уже другой вопрос.

Предчувствую, что представители сетевого национализма, вроде Константина Крылова после моих рассуждений о связи способности давать и иерархии обществ заведут свою привычную волынку о том, что русский народ «опять» собираются ограбить, выманивая у него дары. Я даже спорить не буду, и еще раз отошлю к работе Панарина. Только замечу, что отношения феодальных сеньоров со своими вассалами так же были построены на описанных мною основаниях. Пиры, которые закатывали своим дружинникам князья, знаменитые «серебряные ложки», все это именно те самые дары, которые и обеспечивали и знаменовали место князя в общественной иерархии.

Те же, вышеописанные принципы составляют и социальный идеал русского человека. Русский человек вовсе не требует уравнения всех и каждого. Русский человек требует справедливости. А справедливость заключается в том, что бы каждый был вознагражден по дарам его. Не по правам!, не по успехам!, а именно по дарам. И вознаграждение, это в первую очередь благодарность и преклонение, это место в социальной иерархии. Потому никогда не будет полагаться справедливым порядок, где элиты рекрутируются из богатых (которые смогли успешнее взять, а не успешнее дать), из бюрократии, вклад которой далеко не очевиден. И наоборот, не будет возмущать русского человека высокая социальная позиция и богатство (даже роскошь) жизни военного героя, не жалеющего живота своего в бою за отечество, творца (ученого, художника и т.д.). Я не буду сейчас подробно говорить о том, насколько реалистичен этот идеал. Его элементы мы все же находим и в истории Московского царства, с его тягловой, служилой системой, и на определенном этапе существования СССР (в первую очередь в эпоху Сталина), но как бы то ни было, в масштабах всей истории он оказался не реализованным,  что и приводит людей к мысли о вечно несправедливом социальном порядке в России. В этом мнение русского человека сходится с позицией Запада, только вот основания ее диаметрально противоположны, ибо как раз то, что в русской истории представляется русскому человеку наиболее справедливым, является символом ущербности русской истории для Запада.

Многое еще можно было бы сказать по поводу такой специфической первичной группы – домена, как первичного элемента русской цивилизации, но да ладно, в следующий раз… надоело писать.

Только что замечу, что сегодня, когда смерть – танатос проникает к нам в лице либеральной идеологии всеобщего обмена и отчуждения, именно в среде своих доменов русский человек сохраняет и воспроизводит навыки органического существования в «добром» мире, и именно оттуда восстанет Россия. Никак не «нация», с ее индивидуализмом, гражданским обществом как биржей интересов, а именно организация общества на принципах, сохраняемых в доменах возродит русский народ во всей его полноте.


старина

(no subject)

Рассмотрение социальной структуры отечественного общества через призму классовой или стратификационной теорий приводит к тому, что многие общественные процессы остаются вне рамок теоретического объяснения, либо вообще остаются трудно определяемыми. Проблема состоит том, что, использование методологических подходов, разработанных в целях и для изучения структур западной цивилизации, зачастую приводит к некритическому восприятию всей теоретической аксиоматики этих подходов, как явной, так и неявной.
Одна из таких аксиом западной социологии состоит в признании структуры общества, состоящей из групп индивидуумов и их общественных ассоциаций, создающихся для защиты социальных интересов, а также - гражданского общества, существующего благодаря балансу интересов этих групп.
В данной схеме акцент делается на осознанные социальные и экономические интересы индивидов, которые для достижения своих целей сознательно объединяются в гражданские ассоциации.
Насколько продуктивно использование названной модели в условиях нашего общества? По нашему мнению, адекватность названой модели условиям отечественного общества явно недостаточна.
Думается, что неверно определять индивида как базовую единицу нашего общества. Белорусское общество по своей структуре принадлежит к так называемым традиционным обществам, структурными элементами которых являются не отдельные индивиды, а более крупные базовые единицы. Например, в Китае, это так называемые «большие семьи», которые обычно выступают и на экономической арене и в системе социальных отношений единым сплоченным субъектом. В Японии это вертикально интегрированные структуры, объединенные системой взаимных обязательств долга, или «гири».
В Беларуси также как и в России, по нашему убеждению, подобной базовой социально-структурной единицей является группа людей, интегрированная преимущественно на основе личного товарищества и дружбы, а не места в экономической системе общества. Отношения внутри этой группы подчиняются не принципам конкурентной этики, эквивалентного обмена, баланса взаимных выгод, классово-экономических интересов, а общностью мировоззренческих, религиозных, этнических, бытийственных (соседских, земляческих), идейных, эстетических, нравственных и т.п. интересов.
Считаю возможным ввести для обозначения подобной группы понятие «домен». Особенностью домена является то, что солидарные группы индивидуумов, входящие в него строят внутригрупповые отношения по принципу дара. Непривычно с точки зрения западной социологии понятие дара, введенное С. Панариным, приобретает категориальный статус в системе теоретического объяснения традиционного общества, так как отражает существенные и определяющие связи и отношения этого общества.
Надо также заметить, что спецификой этих форм, в отличие от тех же китайских «больших семей», является нечеткость, размытость границ, и принадлежность индивида не к одной, а ко многим подобным доменам, в каждой из которых индивид принимает различные роли.
Конечно, подобные социально-структурные единицы существуют и в западном обществе. И там есть товарищеские связи, взаимопомощь, не основанная на принципах эквивалентного обмена. Точно так же там есть и семейные отношения, выходящие за рамки «малой» семьи. Но эти связи нельзя назвать существенными и определяющими для понимания социальных отношений западного общества.
Между тем, внутридоменные связи именно в нашем обществе чрезвычайно важны и являются во многом определяющими.
Как влияет доменная структура общества на социальную стратификацию? Во-первых, консервирует ее, а в ситуациях слома, смены, неформирования социума препятствует образованию классов и четко выраженных социальных страт. На образование домена, несомненно, влияет принадлежность индивидов, его образующих, к определенному социальному слою, классу, но фактическое изменение социальной структуры не ведет к быстрой консолидации новых социальных классов или страт. Домены продолжают объединять индивидуумов, уже фактически принадлежащих к различным стратам общества, что и мешает самим стратам (классам) осознать свое единство, институциализироваться. Именно поэтому мы встречаем типичный для постсоветского общества феномен, когда находящиеся по своему экономическому и материальному положению на нижних «этажах» социума представители интеллигенции, продолжат считать себя частью среднего класса. Их реферрентная группа, каковой является их домен, продолжает самим своим существованием убеждать их в этом.
В этом плане очевиден эвристический потенциал понятия «домен», так как учет доменной структуры нашего общества помогает понять особенности электорального поведения индивидов, необъяснимого с точки зрения западной теории стратификации.
Во-вторых, как мы уже отмечали, домены строятся на совершенно разнообразных основаниях: общность культурных, религиозных, политических и экономических интересов, хобби и пристрастия, этническая общность, территориальное землячество и другое. Если рассмотреть подробнее домены, построенные на основе политико-мировоззренческой общности, то, чем более политически активен индивид, тем более его политические взгляды являются основой для вхождения в определенные домены и выхода из других. Кроме того, оказывается, что доменные связи благодаря личностно-интимной специфике, являются гораздо более успешным механизмом трансляции политических идей и взглядов, укорененных в мировоззренческой системе, чем любые иные, например, СМИ. Поэтому, в условиях существования конкурирующих мировозренческо - политических парадигм общество раскалывается на группы взаимосвязанных доменов с преимущественно абсолютным превалированием политических взглядов.
Поскольку почти все значимые связи индивида доменные, то есть, связи с политическими единомышленниками, то даже у представителей сравнительно маргинальных политических течений в рамках их социальной реальности возникает убеждение, что все окружающие поддерживают политическую позицию. В результате появляется уверенность, что, выражая свои политические взгляды, индивид выражает интересы всего общества, а не некоторой его части. Этот феномен особенно заметен в среде представителей отечественной либеральной оппозиции. Обыкновенно можно услышать от ее представителей следующие суждения: «победа президента Лукашенко есть результат фальсификаций, потому как практически все мои знакомые голосовали против». Соответственно делается вывод, что против голосовал весь народ. Индивид по существу некритично распространяет точку зрения своего домена на весь социум.
Не сталкиваясь в своем домене с иными политическими идеями, и воспринимая идеи других доменов как «чужие», ложные, заблуждающиеся, индивид даже не пытается их понять и тем более, разделять. Мы считаем, что такая же ситуация существовала во время гражданской войны прошлого век, когда социальный мир раскололся на «белых» и «красных». Существование доменных отношений в нашем отечестве определяет характер политико-идеологических отношений, где в отличие от западного общества, социальный мир между доменами и, соответственно, оппозиционными политическими течениями в принципе невозможен.
Как видим, введение понятия «домен» в объяснение социальной структуры общества, позволяет понять социальные связи как существенные и во многом её определяющие. Кроме того, доменная структура пронизывает все общество и придает ему необыкновенную стойкость и сопротивляемость. Пронизывает именно благодаря тому, что каждый человек является членом не одного, а множества доменов. Через доменные связи каждый человек нашего общества связан с другими доменами и такие связи более прочны, чем любые иные. Это - паутина, удерживающая единое пространство народа, несмотря на политический, экономический и идеологический раскол. Так доменная структура до сих пор пронизывает все пространство бывшего СССР, и потому это единое пространство, как бы не хотелось некоторым элитам новых независимых государств полностью отрешится от этой общности.
Это, конечно, не означает, что использование доменного критерия социального структурирования общества исключает стратификационный или классовый. Думается, что использование всех этих критериев в зависимости от научного и практического интереса как инструментов познания различных сторон социальных процессов способно усилить методологический потенциал социологической науки.