Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

старина

Масло и сыры «из натуральных продуктов»

Ну как, скажите мне, пожалуйста, мы можем сравнивать советскую статистику потребления продуктов питания и современную? Например, по потреблению молока и продуктов из него. Ведь сколько сейчас молока в молочных продуктах… похоже, что процент стремится к 0. У нас в Белоруссии этот процент малость выше, а в России близок к нулю. И кто-то требовал не верить советской статистике.
Простая арифметика показывает, что сегодня невозможно произвести масло или сыр из молока, и продать по тем ценам, по которым они продаются.
Да мы в СССР питались как баре. Кто то смел и до сих пор смеет гавкать на советское сельское хозяйство, которое могло обеспечивать граждан молоком по немыслимо низким на сегодняшний день ценам.
И еще момент. Советской статистике не доверяли на базе такого утверждения, что де вот в статистике пишут, что потребляли молока и молокопродуктов дофига, а у нас дефицит, а на западе 40 сортов… ну, пускай сыров. Я уже неоднократно писал о том, что советский дефицит имел отношение не столько к производству, сколько к соотношению денежной массы и товарной, выраженной в деньгах при твердых ценах. Но есть и еще один момент. Если делать молочные продукты из «натуральных продуктов», таких как пальмовое масло и соя, то вполне можно добиться 40 сортов, в каждом из которых по-разному будут скомпонованы пищевые добавки, красители и вкусовые компоненты. А на полке советского магазина грустно лежал всего один сорт, правда из молока.

Дополню, ссылкой на пост, где представлены некоторые стат.данные и можно посмотреть репортаж Мамонтова, посвященный проблеме. .
старина

Вопрос бытового свойства

Уважаемые читатели, сограждане, московиты, а так же римский народ и сенат. К вам вопрос из сферы быта. Мне тут холодильник нужОн. Скромненький. Долларов за 700-800. Что бы тихий был и не жрал электроэнергию, как хохол сало. Посоветуйте плиз?
старина

Похрустим французскою булкой

О рабочих первого десятилетия XX века:

«Негативное отношение к чужой собственности проявлялось прежде всего на предприятии.
Низкая оплата тяжелого труда подводила рабочих к мысли о том, что раз предприятие так бесчеловечно эксплуатирует рабочего, крадет его заработную плату, то и рабочий вправе поступать соответствующим образом в отношении хозяйской собственности. Отсюда ставшая на многих предприятиях ординарным явлением кража изделий и деталей, которые затем можно было продавать на рынке и пополнять таким способом свой доход.
П. Г. Смидович отмечал в газетной заметке, что "несуны" (рабочие, незаконно, скрытно выносившие с предприятия какие-то вещи) были тогда на металлических заводах города чуть ли не обычным, массовым явлением.
Воровство не выходило, как правило, за пределы "сферы производства" и напоминало кражи крестьянами помещичьего леса, сена и т.п., также совершавшиеся "из нужды"
».
http://ecsocman.hse.ru/data/751/835/1231/ch4.pdf

Вот что-нибудь, ну, хоть что-нибудь в России изменить можно, или нет? За 100 лет то.

Шутка.

Но текст показателен, а то кто-то рассказывает, что «несуны» есть следствие общенародной собственности и социалистического способа хозяйствования.

Например, нам выдает гуггл:

"«Все вокруг народное - все вокруг мое!»
Этот негласный, нигде и никогда не вывешиваемый советский лозунг породил в свое время особую категорию социалистических воров - «несуны». И дело даже не в том, что народ у нас в стране в любое время жил далеко не припеваючи - просто, стащить что-нибудь стало обыденным явлением...
"

Или вот:

"Боролись с этим явлением начиная с первых лет советской власти и борются с переменным успехом до сих пор, но почему-то всё больше на госслужбе и в ГУП-ах. Капиталист он ведь проще поступает — поймал такого — пинок под зад и телегу в милицию следом. Вот желающих и поубавилось.…
А в 70-е-80-е цвело дело несунов махровым цветом…
"

На самом деле все ровно наоборот. Чем выше отчуждение от процесса труда и плодов труда, тем сильнее проявляется явление «несунов». И широкое распространение этого явления в позднем СССР говорит как раз о нарастающем отчуждении труда. Не скажу как раньше, но в 50-60 это явление было распространено куда меньше. Впрочем, сам характер труда промышленного рабочего приводит к таким следствиям и они непреодолимы без ликвидации на базе роста производительных сил такой формы труда .

Именно что ощущение, что все вокруг «чужое» приводит к тому, что единственным сдерживающим хищения фактором становится полицейский и судья. А пока рабочий продает свою способность к труду, будет и эксплуатация и отчуждение.
старина

Жулье и дурачье

Вот сейчас перечитываю Поппера – нужно тут мне для небольшого критического разбора и постоянно задаюсь мыслью кто он: честный дурак или хитрый мошенник? Загадкой для меня является вопрос, как столь ничтожные и нелепые взгляды, как столь слабая система аргументов смогла сделаться библией для целого общественно-политического течения.

Кроме того сама убогость этой системы, со всеми ее лживостями и передергиваниями есть одно из первых доказательств – уж коли буржуазный класс не смог найти ничего лучшего в плане идейных подпорок, буржуазное общество обречено, а его судьба незавидна. Оно и правда загнивает – как нам вполне верно говорили в советские времена. Другое дело, что по собственной убогости мы искали и не находили следов этого загнивания в сфере брюха, а не духа и мысли.
старина

Еще о свинине

В связи с этим.

Я полагаю, что кремлевское начальство нашего сефарда с Дерибасовской решила опробовать европейские методики в системе пропаганды. А европейские методики зиждятся на шизофрении европейского ментального и в целом культурного пространства с ее разрывом времен, с тем, что человек Запада, остро переживая настоящее уже не в состоянии выстроить себя как личность во времени – об этом я писал тут.

Следствием того на Западе создались невиданные возможности пропаганды, ибо человек запада просто не помнит, что было «вчера», особенно если информация «сегодня» противоречит этому «вчера».

Но тем приятнее мне, что облом Вершинина, очевидный даже при просмотре комментариев в его журнале демонстрирует, - наш человек пока куда здоровее той духовной ветоши, в которую превратился человек Запада. И рассказать нам про «перамогу», связанную с отменой продовольственных санкций не получится.

Чем дальше, тем все больше убеждаюсь, что мои надежды на нынешней режим тщетны. Что наши рукоплескания существующему кремлевскому режиму, связанные всего лишь с тем, что Кремль не капитулировал сразу, по большому счету жалки. Все более я подозреваю, что существующая российская власть и российские элиты в целом не справляются с главным, за что русский народ готов терпеть самую плохую, самую воровитую, наглую и коррумпированную власть, с обеспечением международной безопасности и престижа страны. С римских времен наша власть держится на сакраментальном … Auguste, tu vincas (август, ты побеждаешь) и есть лишь один смертный грех, - с этим системно не справляться.

Так вот насчет свиней и иного хамона. Не выйдет, господа хорошие. Представить поражение победой не выйдет. Как заметил один из комментаторов в журнале Вершинина, «Это говорит о том, что власть неспособна не только организовать свое свиноводство (и это имея… уже готовый рынок!), но даже импорт, например, из Южной Америки».

Единственная надежда, что это какой дурацкий фейк, однако все чаще я убеждаюсь, что плохим новостям следует верить.
старина

О ненависти

Нельзя ненавидеть украинцев, ибо никаких украинцев не существует. Есть малороссы, есть русские Новоросcии, есть галицийцы, которые впитали нацизм с молоком матери и есть русины. А украинцев никаких нет и быть не может. Искусственный, мертворожденный проект, имеющий две стадии, - сначала из людей создать манкуртов, а потом из манкуртов сфабриковать т.н. «украинцев», причем манкуртов в основном делают вовсе не из галицийцев, а из русских и малороссов. Дело в том, что галисийцы, как правило, уже достаточная нацистская сволочь, и доводить их до нужной кондиции нет никакой необходимости.

Так вот проект сломался уже на первой стадии. Существенная часть русских и малороссов не захотели становиться манкуртами, а та доля, которых таки удалось изуродовать (см. Правый сектор), подобны животным и не поддаются контролю. Таким образом, результатом нацистского проекта «Украина» стала гражданская война.
старина

О дискурсивном анархизме

У людей в голове каша, и возникает вопрос, почему. Почему этой каши было все же поменьше во времена оны, в начале и середине XX века, да и в XIX? Или может быть, это только нам так кажется? Может быть, все глупое и нелепое, вся каша в головах таки отсеялась за столетие, и мы наблюдаем в прошлом только достойное и даже величественное?

Полагаю, что все же нет, и мышление людей даже недавнего прошлого было куда более строгим и последовательным.
Почему?

Я полагаю, что это связанно с заболеванием, поразившим современный мир и имя ему - «дискурсивный анархизм». Анамнез этого заболевания (да простят меня врачи, коли я неправильно употребляю этот термин) состоит в следующем.

- Нормальное мышление осуществляется в рамках того или иного дискурса. Под дискурсом я подразумеваю определенное смысловое поле, получившее выражение в языке, в системе взаимосвязанных понятий. Эти понятия связаны процедурами выводимости (из одного следует другое и все они следуют из некого набора аксиом), общими коннотациями, ссылками и т.д. Полка мы мыслим в рамках определенного дискурса мы можем мыслить последовательно, цельно описывать и соответственно «обдумывать» явления окружающего мира.

А вот болезненное состояние состоит в том, что больной дискурсивным анархизмом имеет в голове кашу из понятий, принадлежащих к различным дискурсам. Эти понятия не связаны друг с другом, имеют совершенно разные не только по содержанию, но даже по структуре и языку ссылки и коннотации (это как если бы разные части программы были написаны на разных языках программирования). Встречаются (в постмодернизме) апологеты такого состояния, которые заявляют, что подобная каша в голове помогает более разносторонне взирать на мир. Впрочем, хватит почитать тексты этих апологетов, что бы убедиться, что единственное к чему приводит последовательное применение дискурсивного анархизма, это закрытый кабинет с обитыми мягким материалом стенами в соответствующем заведении.

Collapse )
старина

К предыдущему посту

Решил почитать что-то в том же жанре – выбрал классика, Стивена Кинга, его новый роман «Доктор Сон», написанный в развитие событий известного романа «Сияние» (типа, - годы спустя).
И что бы вы думали? С самого начала мне сообщили, что дедушка Ричарда Хэллоранна, того повара негра, что приехал спасать пацана в отель, был садистом-педофилом. Но это все в предварительной части произведения. А сама история начинается со следующих слов:
«Ее звали Андреа Штайнер, ей нравились фильмы и не нравились парни – неудивительно, если учитывать, что Андреа в восемь лет изнасиловал собственный отец».
Алес!
Да они полные психи! Пошли они … … … Не буду читать это дерьмо. Может потом роман и интересный, но не буду, задолбали, укурки обдолбанные.
старина

Отзыв на колбасу Холмогорова.

Вот прочитал весьма интересную статью Холмогорова «Государство и колбаса: квадратура круга». Всем советую.

Статья с одной стороны весьма толковая, но с другой стороны, в той части, где Холмогоров спорит с оппонентами, очевидна вся идейная каша в головах современной российской общественности.

Рискну предположить, что автор приписывает оппонентам совершенно нелепые взгляды, хотя, конечно, могу и заблуждаться, ибо за отсутствием ссылок не знаю, кого он цитирует. В принципе отечественный интеллектуалитет  ака ноев ковчег. Каждой твари по паре можно разыскать.

Суть идейного противостояния Холмогоров представляет следующим образом: де, одни считают, что государство русское должно обеспечить русскому человеку вдоволь «колбасы», а другие, им противостоящие, полагают, что русского человека нужно держать голодным, дабы он оставался высокодуховен.

И в этом автор грешит, ибо упрощает проблему, а в таких вопросах простота хуже воровства.

Ибо очевиден вопрос о количестве и качестве необходимой колбасы. Я предполагаю, что оппоненты Холмогорова вовсе не предлагали держать русского человека в полуголодном состоянии, а говорили о тупике «потреблядства». Тут дело в том, и сам автор показывает это позже, что потребление социально. Что в советскую эпоху вполне удалось осуществить крестьянскую продовольственную мечту. Т.е. и каша с маслом всегда, и свободно, и хлеба сколь угодно, и, вон, даже, недавний деликатес, атлантическая рыбка в консервной банке. Только вот потребности изменились, и человек посчитал себя голодным.

Но встает вопрос, а где же предел? Оно там Холмогоров писал, что де «Войну и мир» без фуагры не напишешь (в чем я усомнюсь), но я о другом. Холмогоров, и в этом случае я полагаю, он не совсем прав, говорит о неком крестьянском типе питания, и о городском. И выходит у него, что де достигнуть нужно городского и все будет хорошо.

Но это нелепый подход. Во-первых, разговор о колбасе, это разговор не только и не столько о питании, сколько о потреблении как таковом. Реально, физиологически голодных в СССР (позднем) не было. Потому надо разобраться, что же за голод мучил граждан готовой к перестройке страны? Чего им остро не хватало?

Я, лично, полагаю, что был голод на знаки, формирующие повседневность. Знаковый мир на уровне повседневности был в СССР сравнительно беден. И в этот вакуум устремился чужой знаковый мир. Если проще, то формы и тип потребления стали задавать из-за бугра.

Впрочем, не важно. А важно то, что пока стандарты потребления нам задают «оттуда», мы их никогда не догоним, как Ахилл никогда не догонит черепаху. И как следствие, всегда будем ощущать «голод».

Соответственно, тут два выхода. Либо как-то ухитриться построить собственный эскалатор потребительства, не пересекающийся с западным (образ потребительской системы, в некотором смысле, это эскалатор, который движется вниз, а потребители должны постоянно бежать по нему вверх), либо вообще выйти из потребительской модели.

Еще раз уточню! Не держать человека впроголодь (как я подозреваю, тут же примется скандировать Крылов), а просто выйти из потребительской модели, исторически совсем юной. Это сложно, но стать законодателями мод и производителями знаков труднее на порядок. Дело в том, что в сегодняшнем мире невозможно иметь две независимых системы знакового производства. Можно только сменить западную своей для всего мира.

В общем, Холмогоров, в своих рассуждениях о колбасе, попросту проигнорировал проблему, доказывая вместо того то, что и так понятно любому здравому человеку.

А вообще статья Холмогорова, что занятно, вполне себе имперская. Так и представляю, как у Крылова руки чешутся написать что-либо вроде «опять экспансия? Опять напрягаться, опять русскому человеку горбатиться на всякую нерусь, хватит, я хочу, что бы русским было хорошо-о-го-го…», в общем, полный набор привычных камланий.

А ведь надо напрягаться, надо горбатиться, и не ради колбасы. Ибо колбаса – цель, скажем так, опосредованная, и очень, как я писал выше, непростая по своему содержанию. Для того, что бы запустить предложенный Холмогоровым моторчик, таки придется пойти на жертвы, таки придется погорбатиться. Ибо военно-технологический скачек требует громадного труда и тяжких жертв, не менее тех, которые потребовала тяжелая индустрия 30-40-х годов и ядерный щит 50-70-х.

Даже рост населения потребует немалого труда, и вовсе не в постели (ибо естественным путем резко повысить количество населения нельзя). Если охота привлечь иммигрантов, то им нужно жилье предоставить, работу, с оплатой выше, чем на местах современного проживания. А для этого надо запустить экономическую систему, что тоже уже не просто. Чай не 1991 год.

Так вот. Что бы народ пошел на жертвы и взялся горбатиться на полях да заводах, нужна мобилизационная сверх-идея. И совсем не колбасная. Только тогда, возможно, колбаса и вернется в наш дом.

Пи.Си. Насчет увеличения населения, тоже не так просто. Дело в том, что Холмогоров вполне справедливо писал о хреновом климате, неудачной географии и малом прибавочном продукте. Но ирония такова, что, несмотря на все эти тягости, русский человек вплоть до середины 19-го века питался лучше, чем европеец. По одной простой причине, а именно, недонаселенности страны. Пустая Россия давала возможность русскому крестьянину не только переложить, и распахивать максимально посильный участок, но и заниматься и охотой и собирательством аки папусу.

Так что стоит вопрос! В состоянии ли наша приполярная страна накормить существенно большее население?

старина

(no subject)

Вот тут занимательный текст Крылова о впечатлениях и ощущениях людей, пересекающих отечественные границы.

Я так думаю, дело все в вере и ожиданиях. Был же такой эксперимент, когда на глазах человека разогревали на огне метал, затем незаметно подменяли на холодный и этот холодный прикладывали к телу несчастного испытуемого. Бедняге было больно, и на руке появлялся ожог.

Так с чего бы и воздух не казался слаще при попадании в западный рай.

Я выбрался впервые за рубежи давно, в перестройку. Через Польшу и восточную Германию в Западную. Скорее разочаровался.

Польша оказалась такой же, обычной (барахло на рынках уже было не в новинку, поскольку эти самые поляки таскали его к нам в Беларусь и те же рынки появились дома). Преодолели немецкую границу, - Франфурт на Одере. Все такое же, припыленное, тривиальное. Ну думаю, - уж в Западной Германии я увижу капиталистический рай. И что? Та же дорога, та же пыль, немцы ходят. Почему их полагают особо доброжелательными? Обычные тривиальные немцы.

Правда, надо заметить, что еще стоял СССР. И у нас люди еще были советские, волчьи времена только наступали и никакого контраста доброжелательности и спокойствия я не заметил. Советская милиция так же с автоматами не ходила. Более того, зачастую в кабуре носила бутерброды. Так что и ощущения, «не бояться милиции» (в комментариях у Крылова пишут о таком ощущении сегодня) не было. Советские люди советской милиции не боялись. И немецкой не боялись.

И наконец, магазины. Странным образом (и, правда, странным, ибо человеком не от мира сего я не был) меня магазины никак не поразили. Цинично сравнив цены с польским барахлом на рынках я убедился в невыгодности покупок. Только что башмаки решил прикупить… и на тебе, для подобранных мною не нашлось размера. Я плюнул и закончил праздник потребительства.

Еда на шведском столе мне не понравилась, ибо мясные продукты, всякие ветчины и т.д. имели странный отвратительный привкус. Он и сейчас такой во всех европейских продуктах.

В общем, как у нормального туриста одно удовольствие, всякие архитектурные и художественные достопримечательности. И все.

Только что одно замечание насчет возвращения. И правда портится настроение. Но вовсе не по причине мерзости «совка» или «рашки», а по причине того, что свобода туриста, отдыхающего, закончилась, и если до границы ты еще в турпоездке, то после нее, ты уже дома, и мысли перестраиваются на другой, деловой лад. Все заботы, проблемы и тяготы человеческого существования накрывают тебя. Впрочем, то же самое я испытывал, возвращаясь с обычных советских курортов без всяких государственных границ.
Потом еще ездил, но свежести восприятия уже и вовсе не было.