smirnoff_v (smirnoff_v) wrote,
smirnoff_v
smirnoff_v

Categories:

О судьбах капитализма и сфере услуг.


Сегодня мы поговорим о судьбах капитализма и сфере услуг.

Итак! Если обратить внимание на временную статистику по росту ВВП в развитых странах, то откроется удивительное зрелище. Основной рост, примерно с 70-х годов в развитых капиталистических странах происходил за счет т.н. сферы услуг. В США на 2002 г. на сферу услуг приходилось 80% ВВП (по другим данным 75%), Великобритания – 72% от ВВП, Канада- 68%, Нидерланды 78% и т.д.

Рост сферы услуг стал фактором не только экономическим, но и идеологическим, ибо как постулат заявлено, что чем выше доля сектора услуг, тем более развитая и постиндустриальная экономика в той или иной стране. Страны принимают серьезные усилия, что бы всевозможными статистическими ухищрениями завысить долю услуг в своем ВВП, впрочем, как и сам ВВП. Вспомнить китайскую загогулину, когда в 2005 г. китайцы придумали новую методику пересчета сферы услуг и тут же намного увеличили долю услуг в своей экономики, а так же сам ВВП. Благодаря хитроумной статистике ВВП разом вырос на 16,8%, а китайская экономика стала 4-й в мире.

Но на самом деле со сферою услуг не все так просто. Сфера услуг, как экономическая категория выросла из понятия «третий сектор» и захватила с собой все недостатки этого понятия. Дело в том, что на самом деле сфера услуг, это свалка всего, что прямо не входит в промышленность и сельское хозяйство. Достаточно сказать, что кроме именно услуг туда входит, например и производство программного продукта, производство на заказ, финансовая деятельность (рассматриваемая как финансовые услуги) и т.д.

Беда в том, что сколь-нибудь четкого определения сферы услуг не существует.

Если понимать под услугами производство неотчуждаемого продукта (а именно этот подход наиболее методологически эффективен по моему мнению), то очень многое из сферы услуг перейдет в производство. Еще раз о неотчуждаемом продукте. Именно услуги в прямом смысле отчуждать нельзя. Например, получив такую услугу, как стрижку волос, ее нельзя подарить или продать третьему человеку. Как нельзя перепродать лечение зубов. В услугах продаваемый продукт неотчуждаем от самого производителя услуги. Но тогда информационные услуги, а конкретно, производство программного обеспечения, это вовсе не услуга, а обычное производство, только что не материального, а информационного продукта. Ведь программу можно перепродать, подарить, украсть и т.д. Не является услугой и производство продуктов на заказ. Например, индивидуальный пошив, который по непонятному недоразумению вставляется в услуги. Впрочем, тут не все так просто. В подобном производстве услуга сопряжена с производством. Например, я, конечно, могу перепродать сшитый на заказ костюм, но я не могу перепродать того, что костюм был сшит именно на меня (от фигуры до индивидуальных предпочтений и вкуса). Но о производстве на заказ поговорим позже.

Итак! Вывод однозначен. Статистика по сектору услуг давно неадекватна, и пихать ее для доказательства некой постиндустриальности никак нельзя. Необходимо глубоко, скрупулезно разбираться, рассматривать отраслевую структуру, структуру занятости и т.д. и т.п. Это работа неподъемная и требует …лет труда.

А я пока поговорю об одном из явлений, которые приписываются сегодня сфере услуг, но которое, возможно, является ростком новой, принципиально некапиталистической экономики. Я поговорю о производстве на заказ.

Надо заметить, что, рост сферы услуг, обозначаемый как признак постиндустриальной экономики включает в себя как явления сравнительно новые, так и традиционные, за новые только выдаваемые. Например, в росте услуг в конкретном, узком смысле ничего нового нет, особенно если говорить о гегемонах мировой экономики.

Стоит сказать, что еще в 1850 г. в Англии (которая на тот момент была экономическим гегемоном и вытягивала соки из своей громадной колониальной империи, да и не только из нее) прислуга составляла ВТОРУЮ по численности профессиональную группу после сельского хозяйства, но перед промышленностью. Неужели уже тогда там начиналось постиндустриальное общество.

Если кто не доверят приведенному факту, см. Бродель Ф. «Материальная цивилизация, экономика и капитализм XV-XVIII вв.» т-III. «Время мира» М., Прогресс., 1992г. стр. 618.

Значение таких профессиональных групп, как управленцы и администраторы, финансисты, юристы и т.п., которые сегодня определяют «постиндустриальность» экономики, так же было очень высоко.

Так что ничего принципиально нового. У любого экономического гегемона сфера услуг растет за счет изымаемого из периферии прибавочного продукта, и выражается это как в росте прислуги для сильных мира сего, так и управленцев всякого рода, которые, в общем, и правят периферией.

Естественно и производство на заказ так же сопровождает рост количества обеспеченных людей, но сегодня подобное производство приобретает новое качество. Или наоборот, возвращается хорошо забытое старое.

Дело в том, что массовое индустриальное производство, которое зачастую, и вполне обосновано, как раз и связывают с капитализмом в ряде отраслей появилось совсем недавно. Еще несколько веков назад никакого производства готовой одежды не было, как не было и массового мебельного или обувного производства. Сегодня мы можем наблюдать возрождение производства на заказ, правда, в первую очередь это иные отрасли, например, те же информационные услуги. Впрочем, и в традиционных сферах просматриваются тенденции к росту производства на заказ. В старых странах Евросоюза производство одежды на заказ за последнее десятилетие выросло более чем в три раза. Не менее впечатляющим выглядит рост подобного производства в мебельной отрасли, правда серьезная доля производства на заказ там никогда не исчезала. Показательно, однако, что если 20-30 лет назад подобную индивидуальную мебель могли позволить себе только весьма обеспеченные люди, сегодня этими товарами пользуется в массе своей средний класс.

Пока это чистая экономика, но рассмотрим, к каким результатам в глобальном, социально-экономическом плане ведут подобные тенденции.

1.      Современное потребление построено на отрицании потребления вещей, как вещей. Вещи потребляются как символы. Не важно, насколько утрачены потребительские свойства той или иной вещи, она выбрасывается, если как символ она перестала выполнять свою функцию. Основой для выбора вещи стала не вещь, как таковая в своих свойствах, а знак (бренд, определяющий статус и т.д.) Удовлетворенность от потребления стала эфемерной. Желание покупки – сама покупка – и все. Время удовлетворения потребителя от покупки сокращается. Потребление превращается в наркотик. Не удивительно, что в западных странах  только 20% товаров, купленных в процессе т.н. шопинга используются более одного раза после покупки. В результате современное производство - потребление, это просто машина по уничтожению ресурсов. Современное потребление, неограниченное в своем росте принципиально, стало угрожать существованию человечества.

Развитие производства на заказ, производства индивидуальных вещей, это выход из потребительского тупика. Вещи перестают быть взаимозаменяемыми, приобретают индивидуальные свойства. Безличная замена вещей на более новую (новой модели) с теми же по сути потребительскими свойствами становится невозможной, ибо индивидуальная вещь утрачивается навсегда. Мир вещей, отчужденный от человека благодаря индустриальному производству возвращается к человеку, очеловечивается.

\\Каждый из нас имел и имеет такие вещи. Я вспоминаю стулья в доме у деда. Крепкие, тяжелые, из натурального дерева. Совсем не заказные, но таких уже давно не делают. Я сфотографирован в возрасте двух лет, на фотографии я стою на одном из этих стульев. Первые уроки я тоже делал, сидя на одном из них. Сейчас мне 40 лет. И в голову не придет выбросить на помойку эти стулья. Они очеловечены. В них и давно покойный дед, и бабушка, и все мое детство. Я их буду ремонтировать, подкрашивать, но они незаменимы\\.

Мир вещей на заказ, это мир одухотворенных, незаменимых вещей. А, следовательно, и принципиально иного способа потребления, гораздо более бережного и к ресурсам и к человеческому труду.

2.      Мир индивидуальных вещей уничтожит капитализм. В свое время Ленин очень точно заметил, что «Мелкое производство рождает капитализм и буржуазию постоянно, ежедневно, ежечасно, стихийно и в массовом масштабе». Но это относится только к индустриальному производству, возможности концентрации которого неограниченны вплоть до монополизации. Т.е. любой мелкий собственник, получая успешно прибыль старается произвести больше. Больше станков, больше рабочих, больше прибыли. Но там, где господствует производство на заказ, подобной экспоненты нет. Любая, самая красивая и удобная вещь при массовом тиражировании теряет индивидуальность. Таким образом, сам тип потребления встанет на пути массового производства. Но если мелкое производство не будет рождать индустриального, массового производства, то оно не будет порождать капитализм. Капитализм умрет. Нет! Конечно, индустриальное производство останется, но оно перестанет определять (как в свое время говорили) общественно-экономическую формацию. Как на любой стадии наряду с новым укладом, остаются старые, отступая на обочину, так и индустриальное производство сохранится как уклад, при господстве производства на заказ.

3.      Общественно-экономическая система тем более эффективна, чем более она способна задействовать главный ресурс – труд, и не просто труд, а труд в его творческом измерении. Современный капитализм выкинул за пределы общественного производства сотни миллионов человек, целые регионы, которые «нет смысла эксплуатировать». Куда большие количества людей капитализм отчуждает от творческого труда.

Мир индивидуального производства сможет использовать весь наличный труд, и уже этим он эффективнее капитализма. Любые дикари, любые варвары со своей особенной национальной культурой будут иметь, что предложить миру.

4.      Миру индивидуального производства понадобится иной, отличный от современного производитель и потребитель. Не нивелирование, оболванивание людей, не уничтожение культурного, национального своеобразия, а наоборот. Любая национальная культура, любое своеобразие будет востребовано, ибо станет экономически выгодным с точки зрения производства.

5.      Как следствие, глобализация, понимаемая как унификация, исчезнет, как дурной сон. Разнообразие национального и культурного станет экономически востребованной фишкой.

6.      Способность человека к творчеству в гораздо большей мере станет определять социальный статус, творческий человек окружит себя прекрасным вещным миром, а нетворческий, пускай и богатый, создаст скучнейший вещный мир, или чужой (коли заплатит дизайнеру).

7.      Не будет такого разделения богатого севера и бедного юга. Север начнет потреблять меньше ресурсов, а югу будет что предложить мировой экономике.

В общем, всех следствий и не перечислишь. Но это будет кардинальная революция.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments