smirnoff_v (smirnoff_v) wrote,
smirnoff_v
smirnoff_v

Categories:

Материальное и идеальное - о чем вообще речь - 2

И перед материалистами, и перед идеалистами встала важная проблема. Необходимо было ответить на вопрос, где эти эйдосы находятся? Для идеалистов эта проблема решалась легко и разнообразно. Ведь они заранее заявили, что мир эйдосов обладает самостоятельным существованием. От некого мира эйдосов Платона и до мирового Духа Гегеля можно найти немало занимательных и любопытных мест, где по мнению создателей существовало идеальное, причем, зачастую, так или иначе персонифицированное.

А вот материалисты тут решительно притормозили. Ведь согласно материалистическим воззрениям эти самые эйдосы, есть не более чем следствие отражения одного материального в другом материальном. И в конечном счете, они не придумали ничего лучшего, как выдумать «сок мозга» - то есть предположить, что явления объективного мира оставляют физический отпечаток на мозгах и «мозг выделяет мысль, как печень выделяет желчь».

Как появляются в таком случае общие понятия и вовсе не понятно. На этот вопрос попытались ответить позитивисты. По их мнению, идеальное это язык, это понятия и категории языка в общем смысле (речь не только об обыденных языках, но и о языках технических и тому подобных вещах вроде чертежей, например – чертеж ведь, это тоже язык своего рода). И запутанно пытались вывести как из простого, позитивного опыта появляются общие понятия.

Кстати сказать, насчет компьютерных программ, это ведь тоже язык, так что помпезно утверждать о программах как проявлению идеального не стоит. Ничего нового тут нет, - тривиальный позитивизм.
А вот почему такая позиция ошибочна, мы поговорим в следующем разделе.

Со временем обнаружилась еще одна проблема. Дело в том, что древние греки, и Платон вместо с ними, по сути не знали истории. То, что они считали историей, было набором событий и жизнеописаний, представлявших достойные или недостойные примеры подрастающему поколению. А время им представлялось эдаким циклическим ходом, вечным оборотом.

Необходимо было пришествие христианства с его телеологией истории, а потом рациональное переосмысление этого мировоззрения, чтобы появилось представление об истории, о прогрессе, о постепенном развитии человечества от дикости к культуре и цивилизации.

И, что интересно! История вполне очевидно наблюдалась как история развития идей, представлений, социальных и государственных форм. Собственно, все учебники так и описывают историю. Поэтому идеалисты, утверждающие первичность этих самых идей, отказались от платоновской мысли о неизменности эйдосов (по правде сказать, не совсем отказались, даже Гегель не совсем отказался, но это уже тонкости и дебри) и озаботились проблемой развития эйдосов. Тот же Гегель создал величественную систему самопознания мирового духа, который познает себя, и способом этого самопознания становится создание своего рода «зеркал» (таких вот «не я»), все более сложных. Так мировой дух постепенно порождает природу и человека, и конкретные социальные формы, все более сложные и развитые, которые и являются зеркалами, в которые и вглядывается мировой дух, постигая все более сложного себя. И находит себя мировой дух, завершает свое самопознание в лице философской системы самого Гегеля и в лице прусской монархии 19 века, ага.

Кстати сказать, поэтому меня веселил всегда американский конец истории – со стороны это выглядит не менее нелепо, чем и конец истории в лице прусского Königreich, однако система Гегеля куда более величественна, красива и умна, чем вся эта хрень с открытыми обществами, их врагами и демократией. И во всяком случае, изучая саморазвитие мирового духа Гегель сподобился открыть диалектику.

Так вот и идеалисты вполне поняли и приняли в конце концов идею развития. А вот у материалистов с этим было туговато.

Тут ведь вот в чем дело. Для материалистов существовали две стороны суперпозиции – человек и природа.
Если бы постоянно развивалась природа, то можно было бы сказать, что отражением развивающейся природы стал развивающийся человек, его идеи и социальные формы бытия. Тем более и Дарвин открыл теорию эволюции.
Но развитие природы столь не совпадает по временному масштабу с темпами развития цивилизации, что в вышеуказанной суперпозиции природу можно полагать неизменной.

И материализм попал в тупик так называемого «естественного человека».

Кстати сказать, с дурной бесконечностью эта концепция повторяется снова и снова – причем очень часто в среде технарей позитивистов левого толка, которых можно встретить в жж-шечке.

Суть этой концепции в том, что если существует только природа и человек, то раз существует неизменная природа, и более ничего нет, то существует и некий неизменный «естественный человек» с его «естественными» мотивами, потребностями и предрасположенностями.

И вот тут этим «материалистам» приходится
делать скачок, когда они пытаются объяснить реальные процессы развития человеческого социума. Скачек в идеализм. Таким материалистам приходится придумывать ту или иную сферу идеального, которая как-то все же самостоятельно, внутри-из-себя развивается и тянет все остальное. И ничего удивительного, что такой сферой зачастую становилась религия. Даже Фейербах, вполне себе материалист, определил сферу религии, которая развивалась и стала таким образом источником человеческого прогресса. А отталкивалась развитие религии по мнению этого «материалиста» от «естественной» черты человека – Фейербах назвал его антропоморфизмом. Эта черта заключается в желании проецировать собственные черты вовне.

Собственно говоря, у Фейербах есть немало интересных, а то и блестящих догадок. Но именно у него же сконцентрированы все недостатки до диалектического материализма. Не зря именно его взгляды классики марксизма взяли, как объект критики.

Ну и последняя проблема, вставшая перед философами и связанная с двумя, уже описанными. Это проблема тождества бытия и мышления. Проблема заключается в том, что нет уверенности, что все наши теории, мировоззрения, взгляды или математические формулы имеют хоть какое-то отношение к реальности мира. Возможно он совсем другой и имей мы другие взгляды, теории и формулы, мы бы, например, смогли бы колдовать.

Я в свое время читал забавное юмористическое эссе насчет самолетов, которые не должны, не могут летать. Это здоровенные, многотонные куски железа берут, да и поднимаются в воздух – а нам впаривают какие-то кучи формул, какие-то умные слова вроде «подъёмной силы». На самом деле все это не более чем современная форма заклинаний. Это конечна шутка, но вопрос, можем ли мы адекватно познавать мир вполне серьезен.

Идеалист Гегель разрешал его легко – ведь в основе всего в его системе лежит мировой разум. Мир есть лишь инобытие этого разума, а человеческий разум есть его же проявление. Так что перед нами априорное, заведомое тождество мышления и бытия. Собственно, у всех идеалистов дело в той или иной мере обстоит подобным образом. Совсем коротко схема такая. Настоящая реальность – это мир эйдосов, а мир вещей – бытие есть лишь отражение этого мира. Человек же отличается одним важнейшим качеством – как природный объект он отражение мира эйдосов, а своей «головой» находится в мире идеального, часть этого мира в том или ином виде. У того же Платона это нус – дар постижения первоначал. Вот есть у нас такой дар и все тут. Не было бы его, мы не смогли бы формулировать общие понятия и постигать эйдсы. А если может, то дар есть – спасибо Богам.

Как и в прошлом случае материалисты тут начудили, либо оставшись в этом вопросе идеалистами, либо тупо упирались в индивидуальный опыт.

Тот же Декарт, материалист в других вопросах, тут попросту апеллировал к Богу. Бог любит нас – спрашивает он? Да! Любовь есть важнейший атрибут Бога. А если любит, то не мог нас создать неспособными понимать мир, неадекватными ему, бродящими в темноте. Вот так, простенько и со вкусом.

Ну а поздние, механистические материалисты и вовсе угрюмо насупясь бормотали что-то о том, что раз человек есть часть природы, то и проблемы нет. Физическая работа мозгов, это и есть мышление и никакой проблемы тождества тут нет и быть не может. Нету ничего нематериального в мышлении по их мнению. Какие шарики там повернулись, какие-то жидкости перетекли – это и есть мысль. Тождество бытия и мышления определяется тем, что мозги сделаны из природных материалов и взаимодействие этих материалов и есть мышление.

Если вы думаете, что это шутки или глупости давнего прошлого, то вы заблуждаетесь. Как-то у меня выдалась дискуссия с группой товарищей из журнала Прорыв по поводу статьи их гуру Подгузова. Так вот Подгузов обосновывал тождество бытия и мышления именно так – приведу пару цитат.

«Диаматика исходит из того, что человек и его мозг, являясь частью объективного мироздания, существует как итог всех космических взаимодействий (как и любой другой объект) и самим своим существованием подчеркивает полную адекватность всех своих особенных свойств общим свойствам мироздания».

Или такой перл: «Тождество элементарных частиц, образующих и мозг, и небесные светила, позволяет относиться с доверием, как к проявлениям Солнца, так и к проявлениям человеческого Мозга».
Мой текст в этой дискуссии можно почитать тут https://smirnoff-v.livejournal.com/199189.html

Так что домарксистские, механистические представления и механистический материализм живей всех живых.
Ну да подведем итог этой части рассуждения о материальном и идеально.
Суть в том, что перед материалистами встали три проблемы:
1. Где находится идеальное?
2. Как оно развивается – а мы можем это наблюдать в истории?
3. А уверенны ли мы в том, что человек вообще может адекватно познавать окружающий мир?

Идеалисты на все вопросы сумели дать хоть и однобокие, но остроумные ответы. У материалистов же ситуация была хуже – перед ними встали неразрешимые противоречия. Настоящий материалистический ответ дал Маркс.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 96 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →