smirnoff_v (smirnoff_v) wrote,
smirnoff_v
smirnoff_v

Categories:

Материальное и идеальное - о чем вообще речь

Все же придется поговорит о проблеме материального и идеального, а то я вижу господствует критическое и фундаментальное непонимание существа проблемы. То есть путают как правило с дихотомией вещественного – невещественного, имеющего носитель и его не имеющего, информацией и еще черт знает, чем и т.д. Так что начну с начала, а именно с Платона.
Платон задался одной важной проблемой, которую я изложу как можно проще. Вот скажите мне, что такое стул? Человек в своей жизни встречает определенное, вполне конечное количество стульев, но при этом увидев какой-либо стул, которого он раньше не видел, он, как правило, тут же поймет, что перед ним стул. Сидеть, конечно, можно не только на стуле. Те же арабы сидят на коврах и подушках. А стул — это стул.
Если вы будете в гостях и вас попросят принести стул из другой комнаты, то вы, хотя бы никогда не видели стула именно такой формы, безошибочно найдете и принесете его.
Даже встречая всякие дизайнерские попытки как-то сделать стул совершенно непохожим на стул, ошибиться можно только на фото, не зная толком размеров и местоположения среди другой мебели. Как например, взирая на такое странное изделие:



Такое же рассуждение касается всего множества вещей, которое мы используем в своей жизни.
И вот Платон, заметив такое дело, решил, что такая ситуация может существовать только в том случае, если существует некая идея стула, некий идеальный, абсолютный стул, прообраз стула - идея, которою человек в состоянии постигнуть. Усвоив эту идею стула, или эйдос, как назвал ее Платон (слово использовалось и раньше, но в ином смысле) человек и получает способность «различать» стулья, независимо от конкретной, «смертной» их формы.
Более того, Платон рассудил, казалось бы, очевидную вещь. Каждый конкретный стул эфемерен. Его можно порубить топором, сжечь. Только сделанный он уже ветшает, и в конце концов развалится под чьим-то задом. А вот эйдос стула, это идеальный стул, - его нельзя испортить и уничтожить. Он абсолютно самодостаточен. Он существует до конкретного опыта каждого человека (ведь любой родивший человек встречает в жизни УЖЕ готовые стулья… ну и вообще предметы, каждый из которых соответствует какому-то своему эйдосу) и, следовательно, до опыта всех людей. Так что эйдос вечен, неизменен и идеален.
Понятное дело, что и познание, ориентированное на изучение и постижение конкретных предметов нелепо, ибо этих – конкретных предметов, бесчисленное множество и они эфемерны. Познавать и постигать имеет смысл именно эти эйдосы – идеальные «модели» вещей – только они являются достойной и осмысленной целью познания.
И возникает вопрос. Так какой же мир настоящий? Мир эфемерных, и корявых, ущербных недостатками конкретных предметов или мир неизменных, идеальных, вечных, неуничтожимых прообразов - эйдосов?
Что первично, а что есть лишь тень на стене? Конечно первичны эйдосы, говорит Платон. Мир эйдосов – вот настоящий мир, а конкретные вещи, этот низменный материальный мир, есть не более чем кривые тени, искривлённые отражения настоящей, высшей реальности мира эйдосов.
Так впервые был поставлен вопрос о соотношении материального и идеального и этот вопрос был решен в пользу идеального.
И так же здесь можно впервые разглядеть контуры проблемы, понять вообще, о чем разговор, когда говорят о соотношении материального и идеального.
В дальнейшем мы в истории философии можем различить два направления – направление материалистическое и идеалистическое, причем «умнее» выглядело как раз идеалистическое.
Продолжу завтра…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 92 comments