smirnoff_v (smirnoff_v) wrote,
smirnoff_v
smirnoff_v

Классовое самосознание

Анлазз все жалуется на отсутствие классового сознания. Де нет классового сознания, поэтому народ революций и не учиняет. В этом контексте стоит разобраться, а что же такое классовое сознание? И откуда оно берется.

1. Объективные условия или то, что еще у Гегеля называется «классом в себе». Т.е. просто объективно, независимо от того сознают это дело рабочие или нет, они находятся в определенном отношении к средствам производства и к другим классам общества. Собственно, это фундаментальное основание для появления «класса для себя», хотя конечно объективное существование политэкономического класса вовсе не гарантия в появлении кассового самосознания, т.е. «класса для себя».

- Это условие связанно с характером труда представителей того или иного класса. Характер труда связан с возможностью осознание общности интересов между представителями одного класса. Суть в том, что ««Отдельные индивиды образуют класс лишь постольку, поскольку им приходится вести борьбу против какого-нибудь другого класса; в остальных отношениях они сами враждебно противостоят друг другу в качестве конкурентов». Так вот у промышленного пролетариата относительно наименьшее количество причин противостоять друг другу в качестве конкурентов. В этом смысле пролетариат куда более един, чем всяческая мелкая буржуазия вплоть до такой низшей и зачастую беднейшей категории, как полутрадиционное крестьянство – под полутрадиционным крестьянством я понимаю традиционное крестьянство, включённое в систему капиталистического рынка.

Есть и еще один момент, который отличает рабочих от, например, офисных служащих, которых по ряду важных параметров можно было бы включить в пролетариат. Этот момент подметили английские социологи – марксисты. Речь о так называемой траектории социального роста. Офисный служащий, хотя бы в желаниях и намерениях, это будущий топ-менеджер. И если уж не топ-менеджер, то начальник отдела, подразделения и т.д. В отличие от рабочего, который и в перспективе остаются рабочим, пускай и высокой квалификации.

Тут в некотором смысле такое же отличие, как между рядовыми - солдатом и рядовым - курсантом. Хотя, конечно почти каждый курсант станет офицером, а офисный работник станет топ-менеджером с весьма низкой вероятностью. Но социологи, изучавшие эту категорию определили, что молодые люди идут в офисные клерки и соглашаются на заработную плату меньшую, чем получают даже начинающие рабочие в промышленности именно в расчете на рост. В рамках общественного сознания это претворяется в представления о неком более высоком социальном уровне работы в офисе в сравнении с работой в цеху.

Поэтому, как ни удивительно даже начинающий нищий клерк чаще ассоциирует себя с господствующим классом, а не с классом, эксплуатируемым. Таким образом им куда сложнее осознать свое реальное классовое положение и классовые интересы (ведь и на самом деле топ менеджерами из сотен тысяч станут практически единицы), чем промышленным и даже сельскохозяйственным рабочим.
Сразу скажу, что эти выводы сделаны в результате исследования данного слоя в Англии, но по моим собственным наблюдениям, у нас ситуация такая же.

Именно поэтом вздорен балаевский подход, гласящий, что сейчас коммунисты должны опираться на «офисный пролетариат».

2. На втором месте я расположил уровень эксплуатации трудящихся. Причем применительно к России можно говорить о росте эксплуатации в рамках в целом низкоэффективной экономики. Следствием такого положения является факт стремительного, видимого и осознаваемого трудящими ухудшения их материального положения. Тут нужно обратить внимание на то, что в современной ситуации рост эксплуатации обусловлен объективными причинами, а не личными качествами конкретных буржуев. Конкурентная борьба обостряется, причем и на международном уровне, что и заставляет капитал выдавливать из трудящихся все, что можно. При этом каждый следующий акт ужесточения эксплуатации, который трудящиеся «съели» развязывает руки буржуев для скорейшего усиления и ускорения процесса ужесточения эксплуатации. Просто нужно понимать – они не остановятся никогда, ибо они – прорва. Вернее сказать, прорва – сам буржуазный, капиталистический порядок жизни. Собственно, известные события на Камчатке вполне подтверждают.

Дело в том, что буржуи воспринимают все эти действия – массовые увольнения, преследование недовольных и в первую очередь рабочего актива, как свое право. И это на самом деле есть их право – право частной собственности в обществе, где частная собственность «священна». Они вполне ощущают свое право защищать свою частную собственность с оружием в руках – в руках у полиции, охраны и т.д. А поскольку даже простая рабочая забастовка есть покушение на право частной собственности, совсем не долго ждать, когда оружие будет применено (не втихаря в индивидуальном порядке – так оно уже применяется, а массово и гласно).

3. И последнее, по месту, но не по значению, это теория. Осознать свое классовое положение на базе своего отношения к средствам производства (то есть по существу, а не «нам несправедливо недоплачивают») можно только глубоко понимая марксистскую теорию. Без этого рабочие – и это нам демонстрирует история – не идут дальше экономических требований - представлений о «несправедливости» и «недоплачивают». И тут велика роль представителей интеллигенции коммунистических убеждений, историческая обязанность которой заключается в том, чтобы помочь рабочему классу усвоить марксизм, весьма сложную и глубокую теоретическую систему.
Все это я писал для того, чтобы показать. Любое пассивное ожидание появления классового самосознания у рабочих, с которым потом можно будет работать, есть по сути саботирование своей исторической миссии левой интеллигенцией.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 79 comments