smirnoff_v (smirnoff_v) wrote,
smirnoff_v
smirnoff_v

Categories:

О частной собственности в СССР (наброски и замечания)

Тут мне все рассказывают о частной собственности в СССР и если не в юридическом, то в политэкономическом смысле, как о способе присвоения. Некие граждане даже додумались до того, что назвали советских партийно-хозяйственных функционеров капиталистами (буржуями). Явно вычитали где-то, конечно не про то, что партийные чинуши были буржуями, а про частную собственность в СССР. Сдается мне у Дъяченко, который сделал большое и важное дело, в большинстве своих статей точно и внятно излагает моменты марксистской теории, но с вопросом частной собственности в СССР дал маху.

Собственно говоря, все построения этого автора в названном вопросе строятся на известной цитате из «Экономическо-философских рукописей»: «что разделение труда и обмен суть формы частной собственности». Пока есть разделение труда и обмен, есть и частная собственность. Ну а далее логика граждан - последователей проста и понятна, хотя и совершенно неверна.



Если граждане получали зарплату, и отоваривали ее в магазинах и имели различные профессии, значит бы обмен. Если был обмен, и разделение труда, значит была частная собственность. Правда она не имела юридического выражения и в чем проявлялась, не ясно, ну да неважно. Если в СССР была частная собственность, то значит были и буржуи (а кто ж еще?). На роль буржуев назначены партийные функционеры. Бедолагам и в голову не приходит того, что частная собственность в разных формах порождала разные господствующие классы в истории, а вовсе не только буржуазию.

Впрочем, это если рассуждать на базе представления о наличии частной собственности в СССР. Но с ней далеко не все так просто. Как сказано, исходя из слов Маркса, частная собственность существует постольку, поскольку существует разделение труда и обмен. А вот это уже для советского общества весьма проблематично.
Во-первых, обмен. В СССР не было обмена в том смысле, в котором его понимает марксистская политэкономия. Под обменом подразумевается обмен производителями своих товаров – по поводу этого я написал небольшой текст и отсылаю читателя к нему. Зарплата в СССР не является элементом товарообменной операции, где товар «рабочая сила» обменивается на ее стоимость, выраженную в деньгах. В социалистическом хозяйстве зарплата, это лишь квитанция «в том, что им доставлено такое-то количество труда (за вычетом его труда в пользу общественных фондов), и по этой квитанции он получает из общественных запасов такое количество предметов потребления, на которое затрачено столько же труда. То же самое количество труда, которое он дал обществу в одной форме, он получает обратно в другой форме» (К. Маркс Критика Готской программы)

Во-вторых, полагаю, что и разделение труда было в существенной степени преодолено. К сожалению многие граждане путают разделение труда со специализацией труда. Разделение труда, если совсем просто, это состояние не просто множества разных профессий и видов деятельности – предполагать, что такое состояние исчезнет в обозримом будущем просто нелепо. Суть разделения труда в другом, а именно в том, что социум ЗАСТАВЛЯЕТ человека оставаться в своей нише, не выпускает его из нее. Каким образом? И тут играет роль обмен. В прошлом, когда кузнецы ковали, а горшечники лепили горшки, человек мог успешно обменивать только тот продукт, который он хорошо научился делать. Если он начнет обменивать то, что делать умеет плохо – например кузнец начнет делать горшки, он умрет с голоду. Так и появилось разделение труда и да, частная собственность. Т.е. само его мастерство (в ситуации, когда орудия труда и трудовые операции достигают достаточной сложности) становится в определённом смысле враждебным человеку, загоняя в определенную деятельность. В конце концов это положение выразилось в классовом разделении, которое определяет место человека либо среди эксплуататоров, либо эксплуатируемых. Большую часть человеческой истории такая ситуация утверждалась вовсе неэкономическими механизмами – участь предопределялась происхождением. Впрочем, и в буржуазную эпоху происхождение – рождение в богатой семье является входным билетом в ряды господствующего класса.

Для других же… отвлекусь на пару слов:
В классовом обществе громадную роль играет образование, свободный выбор желаемого образования доступен только богатым. Даже сегодня, когда рассказывают о доступности образования для всех (в центрах капитализма, например, В США, Англии и других), тут очень много лукавства.

Во-первых, в рамках глобальной экономики средние слои в США являются богачами для периферийного пролетариата, а поскольку на территории размещены головные офисы ТНК, причем не только прямо, но и завуалировано (например, фирма Nike формально давно не выпускает кроссовок, а только «проектирует» их, организует выпуск на сторонних предприятиях, рекламирует и продает), нужно много управленцев. Кстати сказать, вся эта деятельность статистикой записывается в сферу услуг.
Воспроизводство такой рабочей силы включает в себя и высшее образование. Другое дело, то никакой свободы получения высшего образования для большинства тут нет. Стоимость образования очень высока и для того, чтобы отдать кредит за него, человек вынужден выбирать не то образование, которое ему по душе, а то, которое позволит заработать достаточно для возвращения кредита. Т.е. и в этом случае буржуазное общество загоняет человека в определенную позиции в рамках разделения труда.
Ну а описывать ситуацию на периферии глобальной экономики я думаю нет смысла.

Но вернемся к СССР.
В СССР, как я уже говорил, такое разделение труда в существенной части было преодолено. Как уже сказано, в первую очередь тем, что в СССР не было обмена. В СССР производители не обменивались своими продуктами. В советской экономике продукты не принимали формы товаров. Таким образом не было главного механизма, заталкивающего человека в определенную нишу системы разделения труда.

В свое время Энгельса некоторые недоумки высмеивали за его слова: «Настанет время, когда не будет ни тачечников, ни архитекторов по профессии и когда человек, который в течение получаса давал указания как архитектор, будет затем в течение некоторого времени толкать тачку, пока не явится опять необходимость в его деятельности как архитектора».

Но суть этих слов не о том, что в самом высокотехнологичном будущем будут тачечники и архитектора вынудят толкать тачку после основной работы – это профанация. Кроме того, из этих слов ясно видно, что Энгельс вовсе не предполагал исчезновения профессиональной специализации – раз уж говорит о различных видах деятельности, архитектуре и толкании тачки. Суть сказанного в том, что исчезнут механизмы, заставляющие человека быть только архитектором или только тачечником. В этом смысл преодоления разделения труда. В том, что человек будет заниматься тем, что ему нравится, к чему лежит душа вкупе с осознанной общественной необходимостью. Что его знания и умения не станут выступать по отношению к нему же некой чуждой враждебной силой, которая заставляет его всю жизнь заниматься тем, чему он научился ради элементарного выживания.

Вот именно эта проблема в существенной степени (хотя, конечно, не полностью) и была решена.
Советское общество ругали за уравниловку, когда час труда независимо от вида деятельности оплачивался примерно одинаково. Конечно на самом деле отличия были и уравнительные принципы проводились недостаточно последовательно. Но во многом этого было достаточно, чтобы человек мог свободно поменять профессию, выбрав то дело, которое ему интересно.

Масса возможностей для переквалификации были организованы во всех формах, какие только возможны и при этом либо бесплатно, либо за символическую плату. Только учись. Учись чему угодно, меняй профессию, и ты не умрешь с голоду, а будешь получать примерно среднюю ставку.
Уже в школе подросток мог планировать жизненный путь, невзирая на размер будущей заработной платы. Даже в позднем СССР, когда отрицательные тенденции набрали силу, выбор будущей профессии для школьников в массе своей остался свободным делом.

Учеба почти всегда предполагала не плату за нее, а наоборот, стипендию и предоставление жилье.
Но, конечно, важнейшим стали изменения в сфере материального производства, а именно совершенствование технологии, вследствие чего из труда рабочих исчезает необходимость высокой квалификации, мастерства, почти искусства. Если раньше приобретает квалификацию приходилось 10-летиями, то сейчас (особенно с введением станков с ЧПУ) это вопрос месяцев, если не недель. Подробнее об этом тут
С одной стороны, такая эволюция лишает рабочего последних элементов творчества, но с другой стороны, в этой ситуации рабочий не связан профессиональной специализацией.

Конечно, повторю еще раз, уравниловка в окладе проводилась недостаточно последовательно. Но это было вызвано недостаточным уровнем развития производительных сил. В СССР все же оклады были отличны и это сохраняло рудименты разделения труда. Но именно что рудименты.

Такие рудименты были и в ряде других моментов. Например, ребенок в семье с родителями, имеющими высшее образование, получал куда больше интеллектуальных навыков и соответствующих знаний, чем ребенок в семье рабочих. У таких детей были разные представления о должном в выборе жизненного пути – ребенок из семьи интеллигенции как саму собой разумеющуюся вещь воспринимал поступление в ВУЗ, а ребенка из рабочей семьи родители и окружение подталкивали к тому, чтобы пойти в профтехучилище, после его окончания и службы в армии отправиться на производство, зарабатывать и создавать семью. Т.е. тут можно говорить о разных социальных ожидания в разных социальных средах. Однако возможностей пойти другим путем, в соответствие со своими наклонностями и желаниями у советского ребенка было принципиально больше, чем у ребенка в классовом обществе.

В общем, в отсутствие обмена, в ситуации преодоления разделения труда (если не полностью, то по большей части) говорить о частной собственности в СССР затруднительно.
Кстати сказать, сама идея моих оппонентов несколько странна, - речь о том, что политэкономически частная собственность была, а юридически нет. Если задуматься, а как это может быть? Может ли в нашем, развитом обществе существовать господствующее и важнейшее отношение без его юридического выражения. Скорее верно то, что отсутствие юридического выражения демонстрирует и отсутствие отношения. В законодательстве существовали лишь рудименты частнособственнического права, отражающие рудименты частнособственнических отношений в обществе.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments