smirnoff_v (smirnoff_v) wrote,
smirnoff_v
smirnoff_v

Categories:

Из комментариев

В продолжение к этому обсуждению

Anlazz > Ну, и пример про вышесказанное: Глушков, планируя создать свою ОГАС, запросил у Косыгина 20 (кажется) миллиардов рублей. (Это при средней зарплате в 120 руб. и долларе за 61 коп.) И естественно, ничего не получил - номенклатура предпочла похоронить столь дорогостоящее и сложное предприятие. Причем, несмотря на благосклонность самого Косыгина. Такова цена непонимания Глушкова, не видящего реакционную суть указанного слоя, и считавшего его комплиментарным для себя и для страны.

А вот Королев, как известно, понимал все верно. В том смысле, что прекрасно знал, что представляют собой вся эта структура. (Как он сам говорил: "шлепнут без приговора" - то есть, знал, что его могут арестовать в любой момент. Тем более, что уже арестовывали.) Поэтому начал с малого (с повторения V-2), постепенно раскручивая свою программу. И выиграл.


smirnoff-v > Что занятно, так это то, что именно этот пример я мог бы привести, да впрочем и привел в книге.

Дело в том, что этот рассказ на самом деле исторический анекдот. Советский Союз той эпохи, это не богоспасаемая Рассеюшка и решения там принимались вовсе не таким способом. По поводу ОГАС были произведены экспертизы в Госплане, в министерствах и ведомствах, в других заинтересованных организациях, получены заключения и только на этой основе было принято решение.

Так вот между новацией Королева и новацией Глушкова была принципиальная разница. Планы Королева никого принципиально не задевали. Т.е. задевали, конечно, конкурентов на освоение средств, но министерство обороны достаточно последовательно лоббировало ракетную программу.
А вот проект Глушкова прямо и непосредственно задевал самую мякотку власти в СССР. В стране, если не считать сам Кремль мощнейшей властной структурой были a) центральные планирующие органы и b) обкомы. К ним же примыкали республиканские власти.

За счет чего они были тем, кем были? За счет контроля над ресурсами. Конечно, чиновники планирующих органов и обкомовцы контролировали несколько отличные аспекты движения ресурсов, но тут они были едины. Так вот товарищ Глушков покусился на святое, на этот контроль. Кем бы после введения системы стали все эти облеченные доверием партии и народа товарищи?
Собственно говоря, контроль над ресурсами был для этого квази – класса тем же, чем для обычных буржуев была собственность. Так сказать квази-собственность квази-класса. Ибо именно этот контроль обеспечивал им то место в системе разделения труда, которое они занимали. Если бы у номенклатуры забрали хозяйственные функции, оставив только чисто партийную и идеологическую работы, это была бы совсем другая общность, с совсем другим влиянием. Ничтожным в сравнении с тем, что было на тот момент. Глушков предлагал поистине революцию.
И поэтому естественно, они все наложили вето на план Глушкова. Тут сработал очевидный классовый интерес.

Вы можете мне возразить, что де откуда мы все это знаем? О всех этих пертурбациях остались только слухи, хотя поработав в архивах, я полагаю мы нашли бы документы, которые могли бы помочь нам. Но у нас есть другие доказательства, куда более известные. Речь о реформе Косыгина – Либермана. Я не собираюсь обсуждать, хороша она или плоха. Меня интересует другой момент. Я сейчас рассматриваю ее исключительно с точки зрения перераспределения влияния и власти. Дело в том, что эта реформа тоже покушалась на прерогативы центральных чиновников и номенклатуры. Но в куда меньшей степени, поскольку не лишала контроля над ресурсами названные группы, а всего лишь предлагала поделиться контролем с директорами предприятий. Даже не поделиться – ибо директора и раньше имели внушительную долю, а скорее, перераспределить вес.

Так вот, довольно быстро и эта реформа встретилась с сопротивлением вышеописанных номенклатурных групп. И об этих процессах довольно много написано, ибо есть немало экономистов-рыночников, полагавших, что тогда был утрачен шанс по реформации СССР то ли в Китай, только просто в буржуазное государство, не важно. Главное, литературы достаточно и можно изучить, кто, и как сопротивлялся, саботировал, и похерил реформу.

Вот тут мы опять же видим непосредственный классовый интерес, а не какую то усталость.
Хотя тот факт, что систему Глушкова удалось довести до высочайшего обсуждения, говорит о том, что были и ее лоббисты. Кстати, это уж я знаю по личным источникам, это были военные в первую очередь. А значит, были и шансы.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 44 comments