smirnoff_v (smirnoff_v) wrote,
smirnoff_v
smirnoff_v

Крым. Геополитическое.

Часто слышу о том, что геополитика есть сущий вздор. Возможно в том виде, в каком она представлена у классиков этой парадигмы, она и вздор, но вот насчет Крыма все бросается в глаза.
С Крымом вообще любопытно. Он сам по себе с этой, «геополитической» точки зрения, России как бы особо и не нужен. Черное море вполне можно накрывать и с Северного Кавказа – помнится, один мой друг активно доказывал мне это еще в самом начале украинского кризиса. Конечно, некоторое продвижение на Запад есть, ибо Севастополь, конечно, западнее Новороссийска, но вряд ли оно того стоит. Проблема на самом деле в другом, а именно в том, что Крым, давая самой России не так уж и много, очень много дает противникам России, коли находится в их руках. Т.е. Россия вынуждена контролировать Крым в первую очередь для того, чтобы его не контролировал потенциальный противник. Впервые опасность такого положения было продемонстрировано существованием крымского ханства, этого кинжала в руках Османской империи, и трехсотлетней кровавой раны в теле русского государства. Крым в руках врага, это чуть ли не крах всей системы обороны, это сверхуязвимость для России, и любое, мало-мальски адекватное правительство России не могло бы допустить перехода Крыма в руки потенциального противника никогда. Любыми средствами, вплоть до полномасштабной войны.

Тот максимум уступок, который мог быть сделан без полной утраты суверенитета, и был сделан в ельцинскую эпоху. Речь идет о Крыме в составе Украины, с сохранением базы в Севастополе, и главное, с нейтральным как говно в проруби статусом Киева. Собственно в ту эпоху тотальной сдачи почти всего, сама база в Севастополе была всего лишь дополнительными гарантом того, что там не появится натовской базы. Основным гарантом, повторю я еще раз, был нейтральный статус Украины. Собственно на этот статус и замыкалась вся система договоренностей Россия – НАТО на юго-востоке Европы. Крым не российский, но и противнику не принадлежит.

И с такой ситуацией российские элиты, мечтающие о благословенном Западе, готовы были мириться еще очень долгое время. Этот баланс сломал на самом деле вовсе не Путин. Этот баланс сломал Запад, нарушив все негласные договоренности и поставив Путина в ситуацию шахматной вилки между полной капитуляцией и стратегическим решением «Крым наш». Запад вообще ошибся только в нескольких вещах, а именно он недоучел ловкость, с которой эту операцию проведут российские силовики, твердость настроений подавляющего большинства крымчан, а так же всестороннюю слабость Украины.

В результате вместо горячей точки, постоянно тлеющей и вытягивающей из России ресурсы, Крым наоборот, превратился в пример успеха политики Путина. Впрочем, как мы можем видеть по недавним попыткам диверсий, все надежды они еще не оставили.

Кстати сказать, Запад не зря раскручивает тему российской агрессии в Прибалтике. Дело в том, что Прибалтика, хотя и в меньшей степени, но подобна Крыму. Сама по себе Прибалтика России не нужна от слова «вообще». Она и во времена Ивана Грозного была не нужна. И при Петре тоже ни к чему. Не помню уже имени автора, который логично доказывал это тем, что вся торговля в России шла по рекам, и с этой точки зрения того, что уже принадлежало Московскому царству – устье Невы, Нарва, Орешек, вполне было достаточно для окна в Европу. А вся ливонская война, де, была совершенно излишней.

На самом деле ситуация с Прибалтикой напоминает ситуацию с Крымом, и будучи не особенно нужна Москве, она должна ей принадлежать, что бы там не засел враг Москвы.
Московских властителей, в этом смысле, вполне устраивал вассальная Ливония, но к середине XVI века она ослабла и разложилась совершенно, а в Европе уже были заметны настроения, направленные на раздел этих территорий. Так что Иван Грозный как и Путин :) попал в безвыходную ситуацию. Воевать там России было очень неудобно, оправляя покрепления и припасы кружным путем, через Неву. И не удивительно, что русская дипломатия пыталась решить проблему компромиссно, в том числе, намереваясь возродить Ливонию в более устойчивой форме – я имею в виду проект с принцем Магнусом.

Похоже дело обстояло в эпоху петровских завоеваний. Устье Невы было захвачено довольно скоро и выход к морю, собственного говоря, был этим прорублен, но этот выход никак не мог считаться надежным, когда рядом, с территорий Эстляндии (ныне Эстонии) и Финляндии над ним нависала сильная иноземная держава, которая являлась бы потенциальным противником, даже если бы в конкретном случае удалось заключить мир. А Швеция в ту эпоху такой державой была. Следовательно, у России не было другого выхода, кроме как подчинить себе и эти территории, что и было сделано.

Таким образом, НАТОвская активность в Прибалтике имеет смысл как попытка втянуть Россию в борьбу за эти территории, причем Россия будет выставлена агрессором. И надежды на успех своего дела Запад питает именно потому, что Прибалтика в руках противника для России слишком опасна. Пока это не так заметно, но как только заработает в полной мере Северный поток, я полагаю, мы сможем наблюдать прямые провокации тех же эстонцев, направленные на то, что бы затруднить его работу и как то этой угрозой шантажировать Россию. Понятно, что в этом случае Эстония выступить как тот мальчишка, продающий кирпич и за спиной которого стоят здоровые уркаганы. Впрочем, и проблема калининградского анклава в конце концов должна быть решена и как бы Россия не старалась отложить ее на потом, ее заставят.

Впрочем, напоследок я хочу вернуться к Крыму и обратить внимание на еще одно геополитическую закономерность, известную со времен крымских ханов. А именно ту, что нельзя владея Крымом не владеть северным Причерноморьем. Это предполье Крыма в стратегическом плане является его частью. Так чтэ…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 98 comments