smirnoff_v (smirnoff_v) wrote,
smirnoff_v
smirnoff_v

 
Прочитал любопытный текст, и одним из исходных положений его стало следующее утверждение: Белорусы и русские - безусловно народы разные.
Стоит этот вопрос обсудить.
Утверждение, что белорусы это не субэтнос русских, а самостоятельная нация, не может быть доказано, как, впрочем, не может быть доказано и обратное. Какие-то отличия в характере и поведении в данном случае, не могут служить основой такого размежевания. Те же немцы, безусловно единый народ, имеют в своем составе субэтносы ( саксонцы, швабы, баварцы и т.д.) отличающиеся друг от друга гораздо больше, чем русские, малороссы и белорусы, как в области характера и стереотипов поведения, так и в языке. Да и сами русские имеют в своем составе подобные субэтносы, например, казаки (донские), челдоны и т.д.
Таким образом искать основания для вышеназванного размежевания в характере и диалектных особенностях бессмысленно.
Особенный народ, нация, это текст, или в иной системе понятий – миф. Сей текст, обыкновенно артикулирует элита, в первую очередь, так называемая творческая интеллигенция. Но именно артикулирует, а не выдумывает. Дело в том, что народ как собака, все понимает, но сказать не может. И задачей элиты является артикулировать, сказать, написать то, что в народе бродит на уровне типического (архетипического). Народ без элиты нем, а элита без народа пуста.
Бывают эпохи, когда элиты отрываются от народа, как это произошло в России в последние 20 лет. Элиты, в первую очередь творческие, художественные решили, что все смыслы они могут черпать из себя самой, и как результат, обрекли себя на творческую импотенцию. Превратились в «тусовку». Но обыкновенно это временные явления, проходящая беда.
К сожалению, для Беларуси это вековая проблема, трагедия ее истории нескольких сотен лет. В Беларуси элита принципиально оторвана от народа. Текст, в котором она себя самоидентифицирует, не является артикуляцией народного бессознательного, а рассказан в рамках узкой социальной группы, а именно полупольской, шляхетско-интеллегентской, католической тусовкой лет 200-150 тому назад.
Причиной появления такого убогого явления в среде белорусского народа стала иноземная оккупация, в условиях которой практически вся элита столетиями воспринимала и существовала в рамках иноземной, а именно польской культурной традиции.
Таким образом, текст, в котором и являет себя так называемая «белорусская» культура на самом деле белорусским не является и имеет свои корни в провинциальной польской культуре. Не зря таких представителей «белорусской» литературы, как, например, Адам Мицкевич, поляки, и вполне обоснованно, считают польским авторами.
Но поскольку и от польских корней эта традиция оторвалась давным-давно, и потому не может черпать из глубин и польского народа, т.н. «белорусская» культура являет собой зрелище убогое, усохшее за отсутствием питательных соков и потому ничтожное. Если же брать белорусскую литературу, то по-настоящему крупные величины (а не те, раскрученные еще в советское время пустышки), например Василь Быков, Иван Шамякин или Владимир Караткевич были очень далеки от той «белорусской» культуры, которую исповедуют «свядомые» интеллигенты. Они черпали смыслы именно из народной, настоящей белорусской культуры и потому, несмотря на все славословия в их адрес со стороны «свядомой» тусовки, были страшно от нее далеки. Совершенно особенно они стоят и являются явлением общерусской культуры как минимум не в меньшей степени, чем культуры белорусской.
Кстати, показательна творческая судьба Василя Быкова. Она прямо перекликается с судьбой другого национального автора, а именно Ченгиза Айтматова. И тот и другой в эпоху «демократии», «национального возрождения» и т.п. белиберды открестились, порвали со своими любимыми героями, кинулись туда, что они считали «национальным духом» и умерли. Умерли как писатели. И Айтматов, расплевавшись с Едигеем и первым учителем, ничего живого уже не смог создать, и последние работы Быкова, натужные, утрированно-народные не выдерживают сравнения с его пронзительными произведениями советской поры.
Впрочем, я отвлекся. Вернемся к белорусскому народу.
Проблема в том, что та общность людей, которую называют белорусский народ, ничего не может сказать. И не может сказать, кто он и что он. Отдельный ли народ или субэтнос народа русого.
А так называемая белорусская интеллигенция говорит только от себя самой, любимой, правда, выдавая собственные убогие мыслишки за глас народа. Не зря подмечена любопытная особенность. Если эстонский националист любит Эстонию, грузинский – Грузию, а украинский – Украину, то белорусский националист любит Польшу. А потому, когда он что-то говорит о белорусском народе, нам остается только послать его подальше.
Беда Беларуси в том, что молодой человек из народа, получив образование, и встраиваясь в интеллигентские ряды, вынужден «считывать» вышеописанный текст, и соответственно, заново «форматируется» им. Таким образом, эта уродливая «свядомая» культура воспроизводит сама себя.
Только единицы, которых не хватает для критической массы силой своего духа, интеллекта, таланта в состоянии преодолеть это «свядомое» болото.
Кстати, тут и причины ненависти белорусской интеллигенции к Лукашенко. Он не то, что бы преодолел, а скорее избежал «форматирования». Он не интеллигент, и уже потому не «свядомый». И потому же любим народом, чувствующем в нем своего. К сожалению, как и народ, СКАЗАТЬ он не может, хотя гм… говорит много.
Вышеописанная раздвоенность может быть преодолена двумя способами. Либо интеллигенция переформатирует весь народ, что, видимо невозможно, как по той причине, что этого не удалось сделать за многие столетия, так и по причине убогости самого «белорусского» текста, либо сама «свядомая» интеллигенция будет стерта. А уж появится ли своя новая интеллигенция со своим повествованием, или русская культура придет на это место, это уже вопрос будущего.
Вот так.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 81 comments