October 19th, 2019

старина

Материальное и идеальное - о чем вообще речь - 2

И перед материалистами, и перед идеалистами встала важная проблема. Необходимо было ответить на вопрос, где эти эйдосы находятся? Для идеалистов эта проблема решалась легко и разнообразно. Ведь они заранее заявили, что мир эйдосов обладает самостоятельным существованием. От некого мира эйдосов Платона и до мирового Духа Гегеля можно найти немало занимательных и любопытных мест, где по мнению создателей существовало идеальное, причем, зачастую, так или иначе персонифицированное.

А вот материалисты тут решительно притормозили. Ведь согласно материалистическим воззрениям эти самые эйдосы, есть не более чем следствие отражения одного материального в другом материальном. И в конечном счете, они не придумали ничего лучшего, как выдумать «сок мозга» - то есть предположить, что явления объективного мира оставляют физический отпечаток на мозгах и «мозг выделяет мысль, как печень выделяет желчь».

Как появляются в таком случае общие понятия и вовсе не понятно. На этот вопрос попытались ответить позитивисты. По их мнению, идеальное это язык, это понятия и категории языка в общем смысле (речь не только об обыденных языках, но и о языках технических и тому подобных вещах вроде чертежей, например – чертеж ведь, это тоже язык своего рода). И запутанно пытались вывести как из простого, позитивного опыта появляются общие понятия.

Кстати сказать, насчет компьютерных программ, это ведь тоже язык, так что помпезно утверждать о программах как проявлению идеального не стоит. Ничего нового тут нет, - тривиальный позитивизм.
А вот почему такая позиция ошибочна, мы поговорим в следующем разделе.

Со временем обнаружилась еще одна проблема. Дело в том, что древние греки, и Платон вместо с ними, по сути не знали истории. То, что они считали историей, было набором событий и жизнеописаний, представлявших достойные или недостойные примеры подрастающему поколению. А время им представлялось эдаким циклическим ходом, вечным оборотом.

Необходимо было пришествие христианства с его телеологией истории, а потом рациональное переосмысление этого мировоззрения, чтобы появилось представление об истории, о прогрессе, о постепенном развитии человечества от дикости к культуре и цивилизации.

И, что интересно! История вполне очевидно наблюдалась как история развития идей, представлений, социальных и государственных форм. Собственно, все учебники так и описывают историю. Поэтому идеалисты, утверждающие первичность этих самых идей, отказались от платоновской мысли о неизменности эйдосов (по правде сказать, не совсем отказались, даже Гегель не совсем отказался, но это уже тонкости и дебри) и озаботились проблемой развития эйдосов. Тот же Гегель создал величественную систему самопознания мирового духа, который познает себя, и способом этого самопознания становится создание своего рода «зеркал» (таких вот «не я»), все более сложных. Так мировой дух постепенно порождает природу и человека, и конкретные социальные формы, все более сложные и развитые, которые и являются зеркалами, в которые и вглядывается мировой дух, постигая все более сложного себя. И находит себя мировой дух, завершает свое самопознание в лице философской системы самого Гегеля и в лице прусской монархии 19 века, ага.
Collapse )