smirnoff_v (smirnoff_v) wrote,
smirnoff_v
smirnoff_v

Categories:
У меня тут случилась небольшая дискуссия о понятии «империя». Впрочем, и в текстах моих френдов я постоянно замечаю путаницу и совершенный разнобой с этим понятием. В связи с этим хочу выложить свой старый текст, в котором я критиковал определенные взгляды на содержание понятия империи и предложил свой взгляд.

О понятии «Империя»… с критикой.


По наводке kommariпрочитал вот этот текст. Речь в нем идет о том, что де СССР был вовсе не империей. Для этого автор делает произвольную подборку крупных экспансионистских государств, на основании общих, по его мнению черт, дает описательное определение понятия «империя», и, сравнивая с СССР приходит к выводу, что Советский Союз империей не был.

Хочу заметить, что подобные взгляды не новость, например, еще месяц назад вот тут Лопатников писал ровно то же самое. Я в коментах оспорил подход автора в тот раз, оспорю и сейчас.

Проблема обоих авторов в том, что для определения понятия империя они сваливают в кучу всевозможные крупные экспансионистские государства, полагая, что если государство крупное и экспансионистское, то это обязательно империя, а уж если это государство в литературе называется империей, и даже более того, само себя называло империей, то уж и сомнений нет. Записываем!

На самом деле дело обстоит несколько иначе.

Во-первых, некоторые из так называемых империй есть совершенно иные государственные образования, и название «империя», к ним применяющееся, есть только более или менее адекватный (или неадекватный) перевод в европейской литературе некого собственного определения. Таковы империи китайская, японская, великих моголов, персидская и т.д.

Во-вторых, в христианской, европейской традиции единая империя, имперская власть и т.д. была идеальным представлением, предметом архетипической ностальгии и принципом суверенитета высшего ранга. В связи с этим любое укрепление, усиление того или иного европейского государства обычно приводили к его претензиям на имперский титул.

Это процесс начался еще со времен укрепления ранненациональных монархий. В середине XVI века англичанин Джон Корк утверждал с гордостью: «Все нации знают, что могущественнейший король Англии, - император в своем собственном королевстве и не подчиняется никому». Впрочем, он всего лишь дословно повторил формулу юристов французского королевства эпохи Филиппа Красивого.

Дело в том, что в системе феодальной иерархии верховным сюзереном являлся император Священной Римской империи (феодальной пародии на истинную империю римлян), и претензия быть «императором в собственном королевстве» есть лишь отрицание названной феодальной зависимости и укрепление суверенитета.

Если внимательно рассмотреть историю европейского высшего титулования, можно заметить, что все страны в периоды своего усиления претендовали на имперский титул, от Испании и до Франции эпохи Наполеона. И еще раз повторю, подобное титулование к социально-политической организации того или иного государства не имело никакого отношения.

Я это пишу для того, что бы показать, что нельзя опираться на эти «империи» если мы желаем понять сущность той социально-политической организации, которую можно твердо назвать имперской.

Итак! Империей как таковой, империей по определению, одной империей, которая является империей бесспорно, была римская империя. Она есть и термин и империя по сути. В общем-то именно она и оставила христианской культуре ту архетипическую ностальгию по империи, о которой я писал. Таким образом, изучение специфических черт римского имперского социума только и может дать нам понимание того, в чем же заключается суть империи.

Но возникает вопрос! Какие именно свойства, какие векторы развития римского государства мы примем за характерные для империи, а какие, - нет? Какие из них сущностно важны, а какие случайны? В этом нам поможет особенность римской истории, принципиальное ее отличие от истории других современных Риму обществ.

Дело в том, что Рим на заре своей истории представлял собою обыкновенный античный полис, каких было много в средиземноморском регионе в те времена. И развивался он достаточно стандартно, как обычный полис достигший регионального успеха. Экспансия, неравноправный союз с соседними городами, а затем и подчинение территорий, которые становятся «собственностью римского народа». Точно так же развивался и Карфаген, противник римлян.

Благодаря особенностям римского военного искусства, историческим случайностям и т.д. собственностью римского народа стали громадные территории, но именно они и поставили Рим на край гибели.

Заранее скажу, что в дальнейших рассуждениях я буду употреблять термины «провинция», «колония» в их современном, а не римском понимании, где эти вещи зачастую значили совсем другое, и более того, их значение менялось с превращением Рима из республики в империю.

Итак! В конце II-го, начале I-го века до Р.Х римская колониальная республика стала испытывать все возрастающее напряжение, и в I-ом веке впала в полномасштабный политический кризис. Казалось, что очередной экспансионистский полис обречен.

Союзническая война, восстание Спартака, войны с Митридатом, ставшим столь грозным потому, что против римлян восстала вся Греция и Малая Азия, успешные действия Сертория в Испании и в довершение всего гражданские войны. Рим погибал.

И встает вопрос! Что же произошло, что изменилось в римской социально-политической организации, что позволило Риму не только выстоять, но расширится до максимальных своих пределов, установить римский мир на всем средиземноморье, оградив его границами по Рейну и Дунаю, пережить золотую эру Антонинов, страшные времена «солдатских императоров», восторжествовать еще раз при Диоклетиане и Константине и восточной своей частью дожить до эпохи возрождения?

Произошло то, что римскую республику сменила римская империя.

Основные направления, движения этого процесса и есть искомое, и есть то, что должно определить суть империи, как таковой. Заранее скажу, что естественно это исторические, сравнительно медленные и не одномоментные процессы. Например, на заре своего существования римская империя еще не осознавала сама себя, почитая себя «восстановленной республикой» (стилизация Августа). Поэтому мы не можем сказать, что вчера было так, а сегодня уже эдак. Изменения постепенно накапливались, были результатом «молекулярного» делания, и явственно проявляли себя случайно, в результате какого-либо эдикта или значимого события.

И вот тут я начну возражать авторам, ответ на статьи которых я и решился написать.

taiko2 пишет: «Преференции для титульной нации. И это наличествует в империях повсеместно, при этом стоит учесть, что преференции эти имеют завоеватели, составляющие, как правило, ее этническое ядро». Ему вторит Лоптатников (вернее наоборот, потому, что статья Лопатникова вышла, вроде, раньше), «… существует имперский народ, политические и экономические права которого шире, чем у других народов и представители которого обладают правом на власть … имперский народ имеет экономические преимущества по отношению к не-имперским народам и получает экономические выгоды от своего имперского положения».

Нет, нет, и еще раз нет! Суть движения римского государства от республики к империи это как раз правовое нивелирование жителей империи. Процесс, закончившийся эдиктом Каракалы, даровавшего гражданство всем жителям империи. Впрочем, Каракала лишь закрепил то, что уже было реальностью. И реальностью задолго до него. Римское гражданство обильно раздавалось еще Цезарем, в испанских провинциях и Азии гражданство получило немало общин. О Клавдии, допустившем в сенат галлов говорили, (Сенека), что проживи он подольше, и гражданство бы получили все варвары, окружающие Рим.
Историк Карл Крист на это глубокомысленно возражает, что де, это конечно не так, поскольку Клавдий требовал знания латинского языка и внешних признаков романизации.
Во как! Всего лишь язык и внешний вид!!!
Или еще пример. Васпасиан Флавий прекратил набирать в легионы в Италии. Только в провинциях. Рекрут в легионы должен был быть римским гражданином. Так что провинции при Флавиях имели уже столь много граждан, что вполне обеспечивали римскую армию без населения Италии. Последний бастион италийского высокомерия, преторианскую гвардию, набиравшуюся исключительно в Италии, разогнал Север, заменив их своими верным иллирийцами.

Путь от дарования гражданства всем италийцам (Сулла, Цезарь), цизальпийцам (Цезарь), отельным городам (от Цезаря) и гражданам и до гражданства всех свободных жителей империи эдиктом Каракалы. Тенденция именно такова.

Таким образом, найдена сущностная черта империи, и это именно равенство всех граждан по отношению к имперскому центру. Имперский центр, это не метрополия, а то, что в римской традиции называлось сначала домом принцепса, а затем Палантином, священным дворцом. В отечественной политической традиции это «Кремль». В империи нет метрополии и колоний, а есть имперский центр и равные по своему политическому положению провинции.

И в этом я не согласен с еще одним положением, которое утверждается в тексте taiko2: «термин «империя» в любом случае предполагает наличие двух взаимосвязанных понятий, - метрополии и колоний, последние, впрочем, могут именоваться по-разному: сатрапии, доминионы, провинции и т.д. По линии противопоставления колонии-метрополия и проходит тот условный водораздел, что отличает империю от государств иных типов».

Нет! И еще раз нет!

Я не зря писал ранее, что собираюсь использовать термин провинция в его современном значении, ибо в истории Древнего Рима сей термин успел изменить свое значение. Если в эпоху республики он имел значение, соответствующее современному понятию «колония» (ибо римское слово колония имело совсем другое значение), то в имперскую эпоху понятие «провинция» постепенно изменило свое содержание. Этим термином стали означать всего лишь территориально-административные единицы единого государства, т.е. значение приблизилось к современному. Эволюция понятия и демонстрирует эволюцию означаемого объекта.

В эпоху республики провинции подвергались безудержному ограблению, сенаторы, отправляя проконсульские обязанности по управлению провинцией начисто разграбляли все, до чего могли дотянутся. Что не успели взять они, брали римские откупщики налогов и финансисты, опутавшие долгами и разорившие целые части света.

В имперскую эпоху происходят принципиальные изменения. Система откупов отменяется, а провинциалам назначены твердые и посильные налоги. Часть провинций изымается из сенатского управления и управляется императорскими прокураторами и префектами, а в те, где осталось проконсульское управление, посылаются специальные посланники, «комиссары» императора, следящие за добросовестностью провинциального правителя.

Провинции вздохнули. Конечно это опять же постепенное движение, но вектор его очевиден. Италия превращается в обычную провинцию и только несколько замшелых символов, ничего уже не определяющих, напоминают нам о прошлом Италии, как метрополии.

Может быть, сенат состоял исключительно из италийцев? Тоже нет. Если проанализировать списки консулов Рима, как это сделал Альфёльди, то видно, что при Антонии Пии италийцев среди сенаторов, добившихся консульства было 56%, а при Марке Аврелии уже 43%. Вот уж «привилегированная нация»!

Taiko2 приводит еще одно, по его мнению, свойство империи. «Divide et impera («разделяй и властвуй»), - как принцип государственной власти, при котором поддерживается и культивируется разжигание вражды между различными частями империи и народами, ее населяющими», пишет он.

Можно ли с этим согласиться для реалий римской империи? Конечно, нет. Если уж и можно говорить об этом принципе применительно к имперской эпохе, то только в социальном смысле, а не национальном.

Любые же национальные раздоры подавлялись, когда приказами и уговорами, а когда и военной силой. В этом смысле знаменательна история отношений греческой и еврейской общин в Александрии, где императоры чуть ли не упрашивали прекратить вечные склоки. Императоры прекрасно понимали, что любые национальные конфликты смертельны для империи. Так что в имперскую эпоху мы нигде не увидим разжигания центральными властями противоречий между народами империи, а наоборот, постоянная работа императоров по обеспечению единства очевидна.

И последний пункт, который у Taiko2 стоит первым – это «веротерпимость». Автор пишет: «Данный тезис характерен для всех империй: в древнеперсидской державе Ахеменидов официальный зороастризм, которому покровительствовал сам Дарий I, никоим образом не препятствовал к примеру египтянам, входившим в состав древнеперсидской державы, отправлять культ Осириса или Амона-Ра. Римляне с их Луперкалиями тоже весьма терпимо относились к верованиям других народов, населявших империю, - даже проповедь христианского вероучения не вызывала у них на первых порах нареканий, ну а прямое заимствование римлянами греческой мифологии с ее культами богов-Олимпийцев, общеизвестно».

О персах я говорить не буду (хотя особенности зороастризма в принципе исключали НЕ веротерпимость, ибо зороастрийцем может быть только перс по рождению, и наоборот каждый перс – зороастриец), а насчет римлян не то, что бы не верно, а вовсе не в тему.

Дело в том, что понятие веротерпимости появилось только с появлением прозелитических, мировых религий. К язычникам, каковыми были римляне до принятия христианства, вопрос веротерпимости вообще не относится. Язычник по определению не может быть НЕ веротерпимым. И империя, либо не империя тут не причем. Но только римляне приняли христианство, как от «веротерпимости» и след простыл.

И это понятно! Именно единство народов империи, как цель имперского строительства и заставляла императоров столь ревностно христианизировать язычников и иноверцев. Одна империя – одна вера, это еще не византийская позиция, а вполне римская.

Вот так то.

В общем, хочу заметить, что к путанице приводит смешение любых государственных образований, построенных на основе внешней экспансии.

Все страны и народы в молодые свои годы становятся на путь внешней экспансии. Не всегда она военная, но не важно. Важно то, что в процессе экспансии может быть сооружена либо колониальная держава, либо империя.

Империя и колониальная держава - это два различных типа социально-политической организации в процессе экспансии.

Колониальная держава, это именно то, что и описал в статье Taiko2. Это Карфаген и англичане, современные США и Португальская колониальная система. Там есть и народ – господин, колонии и метрополия и т.д. И разделяй и властвуй, ага! Колониальная держава всегда склонна к расизму и нацизму.

Ей противостоит империя. Империя, это система, состоящая из имперского центра и равных по своему положению провинций, равных граждан – подданных. Поскольку в основе ее идеологии лежит не разделение, а единство, (византийская симфония), она склонна к идеологической тотальности, (тоталитаризму, хотя не люблю этот смутный термин, ну да ладно). Это римская империя, Византия, Российская империя и СССР.


Римляне же показательны потому, что это единственный народ в истории, который смог преодолеть в себе господина, смог преодолеть соблазн колониального господства и претворить свою республику в империю. За это их стоит уважать. И потому их стоит изучать, ибо именно благодаря этой эволюции сущностные струны империи стали обнажены и доступны для изучения.
Tags: империя
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 68 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →