smirnoff_v (smirnoff_v) wrote,
smirnoff_v
smirnoff_v

Критика черно-белого коммунизма. Часть1.

Часть 2 вот.
Вот тут Кравецкий предлагает свои размышления о коммунизме. Честно сказать, я не хотел критиковать предложенный текст, ибо написано красиво, вдохновляющее, романтично, и… утопично. Но сам Маркс в свое время резко атаковал подобные утопии, например, в дискуссии с Лассалем, и очевидно, не без причин. Так что и я попытаюсь пойти по стопам, со всем уважением к чувствам, которые толкнули Кравецкого на написание эго текста.

Я хочу обратить внимание на две вещи. Во-первых, речь идет о том, что Кравецкий ставит акцент на распределении и на изменении психологии, однако в марксизме разговор идет о производстве и изменении социальных отношений. Именно специфика (уровень)  общественного производства определяет способы распределения / потребления, и тип общественных отношений. Поскольку человек есть совокупность общественных отношений, его психология лишь следствие сложившегося способа производства. Т.е. у Кравецкого все поставлено с ног на голову. На самом деле социальные отношения изменятся не потому, что изменится психология, а изменение психологии станет следствием изменения социальных отношений.

Кравецкий вообще не зря пишет о том, что коммунизм – дело далекого будущего, поскольку в его трактовке нужно ждать какого-то чудесного преображения человеческой психики. Таким образом, коммунизм приобретает черты «Острова Блаженных», прекрасного и недостижимого. Если же мы будем двигаться от производства, то полагаю, мы придем к куда более оптимистическим выводам, и увидим, что коммунизм не дело отдаленного будущего, а, хотя и по историческим меркам, но непосредственного завтра. Хотя, конечно, коммунистическая формация так же будет развиваться постепенно, и возможно многими столетиями, если не тысячелетиями. Как социально-экономическая формация прошла через ряд способов производства (про пятичлен забудьте, это профанация советского времени), например, тот же феодализм, и только при капитализме раскрылась полной мере и в наиболее чистом виде, так и коммунизм, видимо, будет раскрываться постепенно, развиваясь в виде различных способов производства. Другое дело, что это будет куда более быстрое, свободное и бескровное развитие.
Дело в том, что в отличие от социально-экономической формации коммунистическая формация характерна тем, что социальные институты, создаваемые человеком для своих нужд, не будут довлеть над человеком, не будет становиться превращенными формами, и соответственно, не будут стоять барьером на пути развития. Впрочем, Кравецкий об этом и пишет, «По сути дела, координатора вполне можно «призывать» только под отдельную задачу». Во многом именно в этом суть. Дело в том, что социальные институты как отчужденные формы довлеют над человеком не сами  по себе, а только как формы деятельности людей и отражают интересы людей. Описанный «координатор», в рамках экономической формации, именно потому, что в его пользу перераспределяется собственность (что и дает ему возможность координировать), или хотя бы власть (как у советских номенклатурных работников) и, как следствие, общественный продукт, заинтересован в сохранении тех социальных институтов, в рамках которых он и стал «координатором». Общество, производительные силы уже растут, уже пошли дальше, интерес общества уже в другом, но «координатор», вернее вся совокупность «координаторов» делают все возможное для сохранения социальной системы в неизменности и тем стоят на пути развития. Именно для взлома этих барьеров и требуется классовая борьба и революции. Вообще в этом первое и главное отличие коммунистической формации от экономической формации. При коммунизме превращенные формы не будут довлеть над человеком, социальные институты будут создаваться и ликвидироваться по мере необходимости, потому что не будет людей, заинтересованных в сохранении отживших институтов, и история потечет свободно.
Но вернемся к вопросу об общественном производстве, о том, каким оно должно быть, что бы сформировались коммунистические социальные отношения, и уже вследствие того, коммунистическая психология. Вопрос состоит в труде и продуктах труда. Как я писал тут, долгие века труд был абстрактным, а продукты труда, вещи – отчужденными. Такое положение есть результат разделения труда.

Отвлекусь на секунду и скажу пару слов по поводу разделения труда. Разделения труда с самого своего появления имело как положительные, так и отрицательные стороны. С одной стороны в результате разделения труда количество человеческих связей резко увеличилось. До появления разделения труда человек родовой общины всю свою жизнь вступал во взаимоотношение с парой десятков человек, и с наступлением разделения труда, ему пришлось, если говорить просто, отправится на базар для обмена продуктов своего труда на продукты чужого труда, и он вступил там в отношения с неизмеримо большим количеством людей, это не говоря уж о появившихся органах координации разделенного труда (появление частной собственности и государства). Человек, как совокупность общественных отношений, стал куда «больше», куда «богаче» архаического человека. Но! Эти многочисленные общественные отношения с самого начала приобрели уродливый, искаженный (греховный) характер. Человек стал хотя и «больше», но потерял гармонию и цельность. Дело в том, что человек стал вступать в отношения с другими людьми не потому, что ему важны и интересны другие люди, а потому, что ему нужно произвести обмен вещей, и сами отношения происходили в процессе обмена вещей. Других людей человек стал видеть не как личностей, а как обладателей вещей, не как цель, а как средство. И так мы видим до сих пор. У Маркса это названо вещным характером отношений, и это тоже превращенная форма, которая должна исчезнуть при коммунизме.

Кстати замечу, что как следует из предложенной логики кантовский императив сможет реализоваться только в коммунистическом обществе. Так что Кант, получается, желал коммунизма. Но я отвлекся, и вернемся к труду.
Производство товаров, и это особенно очевидно в индустриальном производстве, производит отчужденные продукты отчужденным трудом. Т.е. продукты труда уже заранее, самим процессом производства отчужденны от производителя, который может даже не знать, что там, в конечном счете, будет. Он знает только свой маленький кусочек монотонного труда. И тут даже не в собственности дело. Пускай завод через акционирование принадлежит рабочим, ситуация точно такая же – абстрактный труд и отчужденные продукты никуда не делись. Таково свойство этого уровня развития производительных сил и способа производства в целом. Т.е. для того, что бы восторжествовали коммунистические отношения, должны ОПРЕДЕЛЯЮЩИМИ стать другие формы труда, неотчужденного по самой своей сути, и продукты труда, по сути неотчуждаемые и сопротивляющиеся попыткам отчуждения.

И такие формы труда давно есть! В первую очередь это научный труд. Когда производство, и об этом писал Маркс, приобретет научный характер, когда наука, как говорили в СССР, станет не просто производительной силой, но основной производительной силой, можно будет говорить о переходе в коммунистическую формацию. Эти формы труда, и в первую очередь научный труд Маркс называл всеобщим, или общественным трудом в противовес труду абстрактному. В чем же специфика такого труда в интересующем нас контексте? Этот труд неотчужден по сути, он есть результат не навязанной необходимости, а внутреннего побуждения. Он несет личный характер и неотделим от личности. Средства этого труда сопротивляются отчуждению, и я не только о лабораториях и технических средствах, но в первую очередь о доступе к образованию, к знаниям, к тому, что формирует творческого человека. Тут мы со всей очевидностью видим, как частный, классовый характер образования, как установление собственности и продажа образования вступают в конфликт с нуждой общественного производства, с развитием. Общественному производству нужно, что бы все, способные к той или иной научно технической и другой творческой деятельности получили необходимые средства труда, и в первую очередь образование, а частная собственность на образование, на знания, прямо мешает этому и тем стоит на пути развития.

Отчуждению сопротивляются и продукты всеобщего труда. Их пытаются присвоить и присваивают, секретят изобретения и открытия, придумали копирайт. Проблема копирайта, сегодня остро стоящая в мире, и по сути неразрешимая, на самом деле есть проявление обострившегося противоречия между всеобщим характером творческого труда, который становится все более значимым в общественном производстве, и частнособственническими общественными отношениями. Тот же писатель Лукьяненко, неоднократно выступавший по теме копирайта, есть показательный пример противоречивости ситуации. Как писатель, он заинтересован, что бы его книги прочитали как можно больше читателей. Это человеческое,  естественное желание, что бы продукты твоего творчества, ума и сердца были восприняты и оценены максимально большим числом людей. Но как участник системы вещных отношений он заинтересован удовлетворении только платежеспособного спроса, дабы получить вещи, ему еще не принадлежащие, но желаемые. Т.е. он желает отдавать свой продукт только через вещный обмен. Конфликт этих двух мотиваций уродует человека и зачастую приводит к творческой импотенции (я не о Лукьяненко, и надеюсь, он еще порадует нас своими произведениями).

В общем, при коммунизме рыночного обмена не будет не потому, что люди станут и друзьями все со всеми, а потому, что сами продукты господствующих в коммунистическом обществе форм труда будет немыслимо обменивать. Немыслимо, например, поменять физическую теорию ученого M на две песни композитора N. В экономических терминах немыслимо потому, что прекращает действовать закон стоимости, ибо этот закон может действовать в условиях господства только абстрактного труда. Если нельзя говорить о неких средних необходимых затратах труда на изготовление продукта, то и обмен его невозможен, поскольку нет никакой шкалы обмена. Сколько брать за одну теорию? Одну песню или пять? Или наоборот, одна песня стоит пучка теорий? Да и теории, связывающие обмен только с соотношением спроса и предложения лишаются смысла. Та же теория нужна всем, всему человечеству, и не нужна никакому конкретному потребителю и она, таким образом, не является товаром.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments