smirnoff_v (smirnoff_v) wrote,
smirnoff_v
smirnoff_v

Categories:

Еще о национализме.

Благодаря вот этому тексту (kroshka-cat) сообразил, в чем состоит базовая методологическая ошибка теоретических взглядов националистов.

Обычно националисты (интеллектуально развитые) описывают рождение нации следующим образом. Де было сословное общество, в котором люди были связаны друг с другом внутрисословными связями. Их поведение, особенно поведение масс, низших сословий,  регламентировалось традиционными структурами – общинами. Человек, член общины, поступает так или иначе, не потому что он имеет в себе моральный императив, а потому что он, как медведь на велосипеде, делает традиционные, заученные движения, а адекватность этих движений отслеживается всей общиной, которая ежеминутно зрит за нашим общинником, и наказует, если что. Сие мужичье, как понимает читатель, тупо до крайности, никаких возвышенных идей не имеет, и даже своего национального единства не осознает. Только со своими общинниками есть единство, в лучшем случае, а единые государства существуют за счет высших классов, которые почему то едины (так и хочется вспомнить о единстве в деле угнетения и закрепощения).

Но в конце концов наступает индустриализации и капитализм, и сословия разрушаются, то есть начинаются всякие внутренние миграции, множество крестьян уходят в города и там свершается сущий ад. Медведь упал с велосипеда и свирепствует, ибо не знает что ему делать. Бывшие крестьяне творят всякие безобразия, да и на селе, где община распадается тоже все не хорошо. И вот тут приходит время националистов!

Самые интеллектуальные националисты организуют нацию, т.е. объясняют тупому мужичью про неотъемлемые права и гражданское общество, про то, что не «царь или герой» есть источник государства, а вот это самое мужичье. Тут есть любопытнейшая загогулина! Те же французы, соорудившие нацию, вполне убеждены в том, что одним из важнейших актов рождения нации было убийство короля. И это логично, соответствует теории. Но наши националисты, в большой части, крайне обижаются на деятелей Уралсовета, расстрелявших царя. Возможно потому, что расстреляли царя не они сами?

Кроме того националисты сочиняют историю нации, организуют национальные институты, где эта единая нация воспроизводится, вроде общеобразовательной школы с едиными программами, призывной армией и т.д.

Это вот такая теория национализма!

В ней есть немало дырок, когда мы рассуждаем о России, но о них позже, а сейчас рассмотрим главную методологическую ошибку. Националисты путают причину и следствие. Они как тот медведь на велосипеде реагируют на уровне условного рефлекса. Вполне верно суждение, что когда разрушается сословное общество со всякими общинами – наступает аномия, всяческие безобразия и надо делать нацию или ее аналог. Это да! Но неверно полагать, что всякая аномия, всякие безобразия – это признак распада сословного общества. А как раз тут националисты и попались. Сверили описания, решили что похоже дело и ну! Строить нацию. На той же близости в описании попалась и kroshka-cat.

Впрочем, эта ошибка у националистов неслучайна. Он возникла оттого, что ранние теоретики национализма, а у нас и современные, полагают, что люди как члены нации несколько более достойны, чем люди традиционного, сословного общества. Достойны именно в кантовском смысле. Сии теоретики полагали, что с преодолением сословного общества люди изменяются в том направлении, что поголовно начинают судить и действовать в соответствии с нравственным  императивом, становятся личностями в полном смысле, по сравнению с несчастными крестьянами общинниками. Им уже не нужен внешний контроль социума, что бы поступать достойно.

Однако, как в 20-м веке убедилась мировая социология, подобные воззрения были слишком оптимистичны, если не сказать – утопичны. Люди как были, так и остались теми же людьми, просто сменились социальные институты. Теперь новые институты осуществляют контроль, наказывая и вознаграждая. Эта новая, постсословная  совокупность институтов (на Западе) и названа нацией. Насчет социальных институтов я писал вот тут и тут.

Из всего этого следует, что аномия (безобразия всякие) вовсе не обязательно есть результат именно развала социальных институтов сословного общества. На самом деле безобразия есть результат развала любых институтов, в том числе, например, и тех, которые определяются как нация. А как следствие, вовсе не нужно, наблюдая возникшие безобразия, подрываться с места и бежать как на пожар строить нацию. Нужно, как минимум разобраться, какие институты разрушаются, а на это, к сожалению, у националистов времени нет.

Дело в том, что большевики, по большому счету, на самом деле сделали все то, что в свое время полагали необходимым сделать теоретики национализма. С 1934 г. они написали вполне патриотичную и цельную историю русского народа и через всеобщее образование проштамповали этой матрицей население страны. Армия как институт социализации делала свое дело. Институты индустриального общества формировали индустриального, урбанизированного человека. Кодекс строителя коммунизма возвышался как нормативный идеал. Они даже царя расстреляли – совершенная классика нац.строительства. Чем не нация получилась? Когда говорят, что де это не русская нация, а советская, то это как раз русскому человеку вздорно. Это нацмен мог бы посетовать на несправедливость, ибо «советский народ» был создан именно на основе русской культуры, русской истории, русского взгляда на мир. Эти гении недомыслия считают количество грузинских или там еврейских фамилий в аппарате того или иного наркомата. Нашли признак! Это совершенная ерунда по сравнению с тем, какие матрицы пропечатывали сознание миллионов людей через систему всеобщего образования, через кино и литературу, через другие социализирующие институты. Эти матрицы были созданы на основе именно русской культуры, а не какой то другой.

И вот именно эти социальные институты распадаются, находятся в кризисе, и националисты, с их антисоветизмом и желанием «до основания, а за тем…» уничтожают то, что своим именем взялись защищать. Так что на самом деле наших националистов нужно называть антинационалистами.

Тут ведь дело в том, что существует простая коллизия. Есть старые социальные институты, они находятся в кризисе потому, что современный базис не соответствует этим институтам, и отравляет все вокруг. Ибо этот базис даже не капиталистическая частная собственность, а банальные плоды расхищения и воровства – приватизации 90-х. И либералы нам предлагают новые социальные институты, которые буду органично сосуществовать с этим уродливым базисом. Вы представляете себе, что это будет, что может быть органичным назначенному монстру. Таким образом есть всего два варианта! Это либо слом уродливого базиса с отстройкой старых институтов, или возрождением нации (по терминологии националистов), либо путь либералов к какому-то новому разбойному феодализму. И поскольку националисты принципиально отказываются от первого, полагая необходимым каждый раз при встрече с советским прошлым плевать в его сторону, очевидно, что их путь, путь либералов, того уродливого социума, о котором последние мечтают.

Мне могут возразить, что де мы за третий путь, мы де другого хотим, но это полный вздор. Вздор потому, что социальные институты, это вам не резолюции  писать. Эти штуки с очень большой инерцией и каких либо волюнтаристских выборов не предлагают. Нельзя просто придумать что хочется и воплощать в реальность. Тут идет многолетняя борьба одной социальной структуры, которая имеет за спиной социальную привычку миллионов, с другой, за спиной которой закон соответствия материальному основанию. Для третьей структуры, не имеющей за плечами ничего, кроме ряда воспаринных идей тут места нет.

Впрочем, сразу хочу заметить, что восстановить в том самом виде старые, советские социальные институты уже и невозможно и не нужно. Двадцать лет всего этого, что и сегодня с нами, в никуда уже не спишешь, да и не нужно списывать, ибо несмотря на 90% дерма, мы все же прибрели кое-что полезное и нужное. Поэтому, коли нам удастся разобраться с уродливым базисом, нам придется отстраивать социальные институты с учетом всего того опыта, что мы получили, и мы придем далеко не совсем к тому, что было. И главное! Только тот, кто готов восстанавливать и отстраивать, имеет моральное право называть себя националистом. А если искренние националисты желают утверждения своих идей, то единственный путь – влиять в процессе воссоздания и отстройки, участвуя в этом воссоздании. Потому что нация нуждается сегодня именно в восстановлении, а не строительстве. А сторонники третьего пути постольку, поскольку они наносят удары именно по культурной привычке, стоящей на пути либерального реформаторства на самом деле тривиальные пособники нашего приватизационного либерализма.

Вот!

Пи.Си. В своем тексте я пользуюсь термином «нация», говоря о русской нации, условно. Как я полагал раньше и полагаю сейчас, у нас есть некий социальный объект, в ряде сфер выполняющий ту же функцию, какую на Западе выполняет нация. Этот объект пока не имеет общепринятого названия, поэтому и приходится идти на условность. Но это плохо, ибо понятия  обладают определенной властью над мышлением. Впрочем, об этом как-нибудь в следующий раз.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 61 comments