smirnoff_v (smirnoff_v) wrote,
smirnoff_v
smirnoff_v

О потребительстве, как неотъемлемой части капитализма. Часть 2. Вообще о капитализме.

Вот тут я писал об отчужденном труде и отчужденном потреблении, и как следствие отчуждении людей друг от друга. Теперь я хочу поговорить о другой проблеме современного капитализма, а именно о его несостоятельности в использовании главного ресурса, - человеческого труда. В свое время марксизм заявил, что социализм одержит победу над капитализмом благодаря более высокой производительности труда. И таки да! Социализм достиг более высокой производительности труда, и что? (Читатель должен иметь в виду, что производительность труда в капиталистической системе нужно считать по всей системе, а не только по витринам. Нужно складывать США и мировой Гондурас и делить на всех, ибо ведь никому не придет в голову полагать, что мировой Гондурас не входит в мировую капиталистическую систему).

Я бы предложил иной критерий для определения кризиса уходящей экономической системы и потенциальных форм наступающей. Я полагаю, что кризис определенной социально-экономической системы выражается в том, что она не в состоянии использовать весь человеческий труд, находящийся в ее распоряжении. И новая, приходящая ей на смену социально-экономическая система сильнее не производительностью труда, а именно способностью максимально использовать весь человеческий труд.

Например, вспомним античный мир, римскую империю. В эпоху своего расцвета античное общество (для определенного этапа античности можно поставить знак равенства с населением римской империи), несмотря на рабский труд, успешно вовлекало в общественное производство практически всех своих членов. Во-первых и производство, основанное на труде рабов не занимало столь большой доли, как это представлялось «основоположникам», во вторых, и среди рабовладельческих хозяйств основную долю занимали мелкие и средние хозяйства, где хозяин достаточно напряженно трудился, в плане руководства и организации. Города еще не были набиты бездельной чернью и труд вовсе не был позором отличающим свободного от раба.

В эпоху кризиса античности ситуация существенно меняется. В сельском хозяйстве на первое место выходят громадные латифундии, которые однако не организовывают хозяйство на рациональной, производительной основе, а кормятся с арендных плат от нищих зависимых и полузависимых крестьян. Города набиты бездельниками, как нищей чернью, так и относительно состоятельными рантье. Владельцы вовсе не занимаются каким-либо трудом по организации, а живут в городах, утопая в роскоши. Только что сфера услуг существенно выросла, ага!

Суть в том, что существенная часть населения римской империи превратилась в бездельников, живущих за счет сокращающегося крестьянства, изнемогающего от поборов. И сил у этого крестьянства на содержание всей имперской машины стало не хватать. Рим пал!

Но зададимся вопросом, была ли производительность труда раннесредневекового общества выше, чем производительность труда в античном обществе. Впрочем, я малость лукавлю, а Маркс бы далеко не глуп. Он написал, что феодализм лишь создал условия для более высокой производительности труда и с этим трудно не согласиться.

Однако факт остается фактом. Долгие века производительность труда при феодализме была существенно ниже античной. Феодализм предложил иное, а именно, смог использовать гораздо большую долю общественного труда, чем поздняя античность.

Похожая ситуация была и при смене феодального способа производства капиталистическим, когда капитализм втянул в общественное производство всех. И эксплуатируемых, вынужденных продавать свой труд по минимальным ставкам или сдохнуть, и эксплуататоров, вынужденных интенсивно управлять и организовывать в условиях жестокой конкуренции. Интеллектуалов капитализм выгнал из монастырей и отравил в КБ и лаборатории, а нищих и не желающих согласиться с новым положением вещей (например идти в работный дом, по сравнению с которым ГУЛАГ – санаторий), попросту вешал.

Однако сегодня сдал и капитализм. И именно в том же узком месте. Сегодня именно капитализм не в состоянии использовать весь человеческий труд, находящийся в его распоряжении!

Сегодняшний мир, (а надо признать, что современная экономическая система объяла весь мир) перегружен бездельниками. Хочу сразу пояснить, что я вовсе не ругаю этих бездельников, ибо названное безделье не является личной, индивидуально-психологической проблемой. Такие бездельники по собственному выбору конечно существуют, но это совершенно другой вопрос. Я говорю о безделье, вызванном социально-экономическими причинами.

Я говорю и о гражданах «цивилизованного мира», которые в массе своей занимаются имитацией трудовой деятельности, эдаким трудовым онанизмом, и об «общностях, которые нет смысла эксплуатировать» (словами М.Кастельса). Я говорю о жителях фавел в Латинской Америке, а это десятки миллионов. Я говорю о целом континенте, Африке, которая чуть ли не вся южнее Сахары находится в том же положении. Я говорю о постсоветских моногородах с закрывающимися производствами.

Впрочем, следуя тому же Кастельсу, сегодня нет смысла четко географически разделять системы. Как метастазы, зоны золотого миллиарда есть и в Москве, и в Бомбее, и в Сан-Паулу. Одновременно и  те, чей труд обществу не нужен есть везде. Они живут рядом с нами и мы все можем их наблюдать. Просто в некоторых местах их концентрация выше. Где то они вынуждены имитировать труд, (на Западе элиты через эту имитацию подкармливают народ по высоким ставкам по ряду причин, в первую очередь ради того, что бы моторчик производство – потребление работал, а в России, что бы не разбудить народ раньше времени, ибо у нас не тропики, нищенствовать трудно, впрочем и ставки пожиже), а где то просто живут в картонных коробках.

Таким образом, можно сделать очередной вывод! Системный кризис капитализма выражается в первую очередь в том, что современный капитализм не в состоянии в полной мере использовать главный ресурс человечества, который находится в его распоряжении, а именно человеческий труд!

Как же капитализм дошел до жизни такой? Отвечу! Потому, что в XX веке мир выяснил, что сырьевые ресурсы ограничены. Дело в том, что ранее этого дела просто не предполагали. Например в марксистской экономической теории, которая лежит в основе воззрений множества современных экономических школ и направлений стоимость ресурсов равна стоимости их извлечения. Никакой самостоятельной стоимости они не имеют, что возможно только при неявном допущении о безграничном количестве этих ресурсов. И такие воззрения понятны, ибо в 19-м веке краев еще не наблюдали. Но эти края наложили принципиальное ограничение на развитие капитализма.

Капитализм долгие века развивался и расширялся циклическим образом. Расписывать я не буду, циклы Кондратьева известны, однако замечу, что развитие шло посредством периодического расширения совокупного спроса и соответственно уровня жизни, на освоенной капитализмом периферии и соответственно вложений в производство и новой экспансии (впрочем, можно и иначе сказать, однако цикл – в некотором смысле кольцо, а начала у кольца нет). Мы сейчас находимся в такой стадии цикла, в которой можно было бы ожидать нового взрывного роста совокупного спроса, ибо капитализм успешно осуществил экспансию, понастроил заводов у черта на куличках и именно там, на куличках должны были бы вырасти доходы работающих, они бы стали больше покупать и т.д.

Ан нет! Свою лапу на все эти циклы наложили ресурсы, которых не хватает. Сейчас невозможно существенно поднять потребление на периферии, ибо  для этого на планете просто нет ресурсов. Что бы малазийская паяльщица микросхем потребляла больше, надо отобрать ресурсы у европейского работника сферы услуг, например, а он на это несогласен. А поскольку новый цикл не запускается, мы наблюдаем ряд неприятных и предсказанных следствий.

1.     Согласно циклам Кондратьева деньги циклически бегают то в спекулятивный сектор, то в производство. Поскольку мы зависли на низшей точке цикла деньги убежали в спекулятивный сектор в невиданных миру масштабах. Сам факт такого невиданного убегания и доказывает, что теория циклов верна, ибо следствие было предсказанным.

2.     Затормозился научно-технический прогресс! Дело в том, что тут есть обоюдоострое попадалово. Почему ранее на периферии рос уровень жизни, потребление и спрос? Потому что росла стоимость рабочей силы. А росла она потому, что нужны были более квалифицированные рабочие. А они были нужны потому, что им приходилось работать на более сложном оборудовании, которое капиталист ставил ради большей производительности труда. Сегодня же невозможно поднять потребление этих работников – ибо нет ресурсов. Сегодня соответственно не нужно и невозможно усложнять оборудование, ибо во-первых, работник на периферии не готов, а во-вторых лишние товары некому продавать – спрос не вырос. А ведь по большому счету НТП, это именно совершенствование производительных сил, средств труда и работников. Все эти щеточки для языка на зубной щетке и лишних 100 функций на мобильнике, - это не НТП, а его имитация. В обществе золотого миллиарда так же как и труд имитируется прогресс.

Настоящий прогресс, это, например, роботы вместо людей, на унылой, не творческой работе, но зачем ставить робота, который дорого стоит и потребляет в процессе работы невозобновимые ресурсы, если есть малазийская тетка, живущая в хижине из бамбука и готовая паять платы за 1 долл. в день. В капиталистической системе малазийская тетка экономически победила робота.

3.     И последнее, с которого мы начинали. Капитализм, втянув в свою орбиту весь мир, не в состоянии этот мир использовать в процессе общественного труда. Нет больше циклического роста, не нужны новые работники, не нужен их труд. Ненужный труд (а труд есть родовая функция человека), выброшенные на помойку рабочие руки взывают к небесам!

            Завершу эту часть любопытным наблюдением. Каждый раз, когда социально-экономическая система была не в состоянии использовать находящийся в ее распоряжении труд, когда появлялись массы «лишних людей», начинались разговоры о том, что людишек развилось слишком много и надо бы их количество подсократить. И античные мыслители тоже мечтали о том же, ага… Что бы когда явятся варвары, всю чернь, и остались бы только мыслители, которые в окружении пары сотен рабов на брата гуляли бы по своим садам в своих поместьях и предавались философиям.

Однако они ошиблись, и очень болезненно!

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 50 comments